Реальная история из «квартала красных фонарей» Амстердама

Книга «Тело в аренду» Анны Хендрикс и Оливии Смит – это автобиографическая история двух девочек-подростков, которые были вовлечены в проституцию в квартале Де Валлен, самом известном «районе красных фонарей» в Амстердаме. Их выставили на продажу в знаменитых витринах квартала, как только им исполнилось 18 лет – волшебный возраст, когда проституция становится легальной в Нидерландах. Только несколько лет спустя им удалось вырваться на свободу. Основа книги – сила любви и дружбы двух женщин, которую они сохранили в самых невыносимых условиях и несмотря на все старания сутенера их поссорить.

«Мы не искали проблем. В этом не было необходимости»

В первой части книги подробно описывается детство и подростковая жизнь девочек. Хотя они обе выросли в голландских семьях среднего класса, они были фактически брошены своими дисфункциональными родителями, которые не уделяли им необходимого внимания. Одной девочке пришлось справляться с внезапным уходом отца и психической болезнью матери. В семье другой девочки отец регулярно избивал мать на глазах маленьких детей, она часто вставала между ними. Они прогуливали школу и бродили по улицам – настоящий магнит для хищников разного сорта.

Они подружились с девушкой старше их, Мэри. Они с удовольствием общались с ней, тусовались в ее квартире или торговом центре. Но невинные и счастливые дни переходили в ужасные вечера, когда дома у Мэри собиралась группа мужчин из подпольного мира наркотиков. Так Анна и Оливия познакомились с Рикардо. Ему было 26 лет – на 11 лет старше девочек. Он был красивым, привлекательным и смертельно опасным.

Ровно через три дня после того, как Рикардо начал спать с Оливией (хотя ей было лишь 15 лет – меньше возраста согласия), девочки узнали, что Мэри была зверски убита своим «бойфрендом». Смерть подруги стала огромным потрясением для девочек, они чувствовали вину за то, что не смогли ей помочь и предотвратить трагедию, и им не с кем было поговорить о своих переживаниях. С этого момента их жизнь стремительно пошла по наклонной, а Рикардо расторопно предложил им свое общество в качестве поддержки.

Рикардо окружал девочек постоянным вниманием, а также начал поить их крепким алкоголем (к тому моменту девочки употребляли «легкие» наркотики, но не пили спиртное). Ему не надо было долго уговаривать их напиться, их боль и растерянность были слишком велики, и в силу возраста они не понимали, что алкоголь делает их беззащитными.
Внезапно Рикардо изнасиловал Оливию анально. С этого момента он стал ужасом их жизни – то и дело Рикардо подвергал их внезапному и экстремальному насилию. Это насилие держало их в страхе и управляло их жизнью примерно следующие семь лет.

«Мне хотелось бы сказать вам, что мы возненавидели Рикардо, но, к сожалению, это не так. Хотя мы жили в полном ужасе из-за того, что он мог с нами сделать, и у нас было достаточно здравого смысла, чтобы понимать, что мы оказались в ненормальной ситуации, это понимание полностью таяло от нашего счастья в остальное время. Хотя Анна с ним не спала, она оставалась со мной и терпела его побои, потому что она хотела защитить меня, но еще и потому, что к тому времени она слишком боялась Рикардо, чтобы думать о том, как спастись от него» (стр. 55).

Прошло меньше года и Рикардо продал Анну толстому бизнесмену средних лет. Хотя обе девочки жили с родителями, их отношения с ними давно стали отчужденными по разным причинам, они не могли рассказать, что происходит, а родители были слишком заняты собственными проблемами, чтобы обратить внимание на тревожные признаки. Так что Рикардо продолжал подвергать девочек насилию, в течение двух лет он продавал Анну другим мужчинам.

Оглядываясь назад, они поняли, что Рикардо не случайно начал продавать Анну именно в тот период, когда в Нидерландах легализовали проституцию, в том числе сутенерство «без принуждения». И эти изменения в законодательстве были напрямую связаны с новым предприятием Рикардо, о котором он объявил, как только девочкам исполнилось 18 лет – выставить их на продажу в витринах квартала Де Валлен с ним в качестве сутенера.

«Наша ситуация стала гораздо хуже из-за голландского отношения к проституции и, в еще большей степени, из-за неспособности нашей страны защитить женщин, которых продают в самом центре столицы» (стр. 76).

И снова девочки чувствовали, что они не могут обратиться за помощью к родителям. Но их семьи все равно узнали правду, и отец Анны разыскал Рикардо. Тот начал настаивать, что это идея самих девочек, а он тут не при чем. Он всего лишь предложил свою помощь, потому что он беспокоится о них и хотел защитить их от опасностей района красных фонарей. Отец Анны не поверил ему, но это не помешало ему обвинить во всем Анну и выставить ее из дома, а родители Оливии выгнали ее. Так что Рикардо снял для них квартиру и объявил, что квартплату он будет вычитать из их заработка.

Теперь они оказались в полной зависимости от него.

«Мы ничего не знали, абсолютно ничего»

В день, когда Анне исполнилось 18 лет, Рикардо привел ее в агентство с лицензией от городского совета, чтобы зарегистрировать ее в одной из комнат с витриной. Легализация витрин и секс-индустрии в целом была проведена под предлогом защиты женщин от траффикинга и принуждения. И в то же время никто не спросил Анну, не принуждают ли ее к этому, и какой процент заработка забирает ее сутенер. Ее только попросили подтвердить возраст.

Эта выборочная слепота властей красной нитью проходит через остальную книгу. Похоже, что это лишь вопрос денег, которые поступают от проституторов в городской бюджет – ведь это не только мужчины-голландцы, но и целые автобусы и самолеты секс-туристов.

Анну отвели в комнату с витриной, где, по приказу Рикардо, ей пришлось лежать и позволять мужчинам трахать себя, а потом она отдавала ему 50% денег, в то время как из оставшихся средств она оплачивала аренду и все дополнительные расходы.

«Стены были голыми. … Там был холодный кафельный пол. … В комнате не было никакой мебели кроме маленького стула и узкой кровати, покрытой потрепанной красной клеенкой. Никаких простыней. Никакой подушки. Никакого покрывала. Ничего, что нужно для кровати, это был просто стол» (стр. 81).

Когда Анна открыла шторы витрины в первый вечер, снаружи тут же образовалась толпа разглядывающих ее мужчин. Это был день, когда ей исполнилось 18 лет, но она выглядела гораздо моложе. Проституторам была нужна именно молодость. «Отвратительно» — таким было ее определение этого опыта.

Неделю спустя Оливии исполнилось 18 лет, и ее ждала та же участь.

«Так я провела первую ночь в качестве проститутки квартала красных фонарей, я лежала истощенная, но мне не хотелось спать, меня преследовало то, что делали с моим телом, и у меня появилось жуткое ощущение, будто мой разум начал выходить из-под контроля. Это настоящая цена проституции, и ее платили не клиенты, а мы с Анной и все остальные женщины в витринах» (стр. 101).

«Мы были прислугой для секса – всегда доступные, всегда обязанные изображать желание»

Книга подробно описывает физические, эмоциональные и психологические последствия того, что множество незнакомых мужчин проникают в твое тело каждый день в обмен на деньги. Эти описания перекликаются со свидетельствами многих других женщин, которые пережили проституцию.

«Незаметно, постепенно они просачивались под мою кожу. Мне становилось все труднее и труднее скрывать неприязнь к мужчинам, которые платили за то, чтобы проникать в меня, и было почти невозможно избавиться от отвращения к самой себе» (стр. 119).

Поскольку Анна выглядела так молодо, огромное количество пожилых мужчин хотели ее для исполнения своих педофильских фантазий.

Хотя и Оливия, и Анна была очевидно несчастны и практически не могли функционировать, проституторы всегда старались получить максимум за свои деньги и не обращали внимания на их состояние. Для них молодые женщины практически не были людьми.

Далее в книге следует пронзительное описание постепенного психологического уничтожения женщин, хронического разрушения их чувства собственного «Я» и собственной ценности, утраты хотя бы надежды на возможность другой жизни – и снова это перекликается с историями многих других женщин, оказавшихся в секс-индустрии.

Насилие, принуждение и контроль со стороны Рикардо были постоянными и невыносимыми. Это была форма домашнего насилия – все стандартные тактики по изоляции и непредсказуемому поведению, к этому добавлялось проституирование Анны и Оливии, которое обеспечивало ему роскошное существование.

«Сказка поддерживается, чтобы сохранять доходы для тех, кто на верхушке»

Квартал красных фонарей Амстердама – это сложная инфраструктура для создания иллюзии безопасной, хорошо организованной секс-индустрии, где независимые женщины распоряжаются собой, как того пожелают. Там есть музеи, информационные центры, представления и экскурсионные туры.

Но, разумеется, это только иллюзия. Анна и Оливия провели годы в витринах, и они прекрасно знают о реальности за фасадом.

«За каждой полуголой женщиной, рекламирующей себя в витрине Де Валлена, стоит мужчина. Это мужчина привел ее туда, держит ее там и забирает свою долю ее заработка или, чаще всего, весь заработок. Эти сутенеры повсеместны, от них никуда не деться, они разъезжают вокруг в дорогих машинах, сидят в барах на углах улиц, постоянно следят за производительностью «своих» девочек» (стр. 110).

В каждой витрине Де Валлена есть тревожная кнопка. Но, как и тревожные кнопки в легальных борделях Мельбурна, Австралия, они практически бесполезны. К тому времени, когда прибудет помощь, проститутора и след простыл, а ущерб уже причинен.

Обращаться в полицию или к другим властям за помощью не имеет смысла, потому что они всегда защищают сутенеров, проституторов, иллюзию.

Анна и Оливия отчаянно хотели сбежать и попробовали обратиться за помощью в две некоммерческие организации, помогающие женщинам. Организация «De Rode Draad» отказала им, потому что они не были жертвами международного секс-траффикинга. Другая организация, «De Scharlaken Korda», отпугнула их агрессивными христианскими проповедями. Они поняли, что если они хотят сбежать, то рассчитывать можно только на себя.

Если вы задаетесь вопросом, почему же они просто не встали и не ушли, то вам обязательно надо прочитать эту книгу. У них не было профессиональных навыков и опыта работы для резюме. Они были полностью сломлены и физически, и психологически. Они боялись за свои жизни. Их семьи разорвали с ними отношения. Более того, один из родственников Анны обманом вовлек ее в незаконные махинации, из-за чего ее привлекли к суду и назначили большие суммы выплат.
Денег у нее не было, и она осталась с огромным долгом. Она была женщиной из витрины – ее словам никто не стал бы доверять. А вот ее дяде суд поверил, ведь он был порядочным, благонадежным гражданином.

Заключение

Мы живем в культуре, которая любит притворяться, что этот мир справедлив, что наше общество – это меритократия, в которой положение людей определяется их навыками, способностями и усилиями, а проституция – это «услуга», которая мало отличается от работы официантки, и женщины выбирают ее по собственной воле, получают от нее удовольствие, а их «клиенты» — просто одинокие мужчины, нуждающиеся в услугах, ведь это все равно как сдать пальто в химчистку.

Эта книга прекрасно раскрывает, что все это не более чем удобная ложь. И она также указывает на опасности этой лжи.
Хотя Анна и Оливия инстинктивно понимали, что проституция вредна, и они не хотят ей заниматься, никто не предупреждал их о хищниках – о мужчинах, которые ищут уязвимых девочек и молодых женщин, вовлекают в проституцию обманом и угрозами только для того, чтобы эти мужчины могли получить легкие деньги без всякого риска.

Из-за лжи в нашей культуре никто не предупредил двух девочек об очень реальной и конкретной опасности в их положении.

Из-за этой лжи их родители не понимали, что их долг слушать своих дочерей, предоставить им пространство, в котором они могли бы озвучить свои противоречивые мысли и рассказать, что происходит в их жизни, не говоря уже о том, чтобы предупредить их о волках в овечьей шкуре.

И из-за этой лжи, когда их родители узнали правду, они поверили, что их дочери самостоятельно выбрали проституцию, а потому заслуживают любые последствия.

Идея о том, что проституция (или «секс-работа») – это выбор, который нужно уважать несмотря ни на что, возможно, является самой огромной и смертельной ложью. Это перевёртыш, который обвиняет не сутенеров с их жадностью и жестокостью, не проституторов с их нарциссизмом и эгоизмом, не власти с их миллиардными заработками на лицензиях, налогах и туристах, не родителей с их пренебрежением родительскими обязанностями, не общество с его отказом от коллективной ответственности за самых юных и уязвимых, не музеи секса и операторов секс-туров, которые повторяют всю эту ложь, не СМИ с их мифами о «Красотке», но беспомощных девочек и молодых женщин, которых мы приносим в жертву, чтобы нам не приходилось замечать собственное соучастие и полное отсутствие этики.

Источник: Nordic Model Now

Реальная история из «квартала красных фонарей» Амстердама: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s