Что я узнала о проституции за 20 лет работы парикмахершей в Берлине

Я из Германии — выгребной ямы торговли людьми. Если посмотреть на мой город, Берлин, то сердце разрывается, когда видишь всех этих женщин и девочек, проданных, в основном из балканских стран, которым обещали лучшее будущее, и которые оказались в проституции и выполняют «работу» за менее чем 10 евро, чтобы выжить. Читать далее «Что я узнала о проституции за 20 лет работы парикмахершей в Берлине»

Пережившие проституцию из Швеции поддерживают международную кампанию за «Шведскую модель»

В этой статье группа молодых женщин из Швеции, которые пережили проституцию, объясняют, почему они создали организацию #intedinhora (#невашашлюха), и почему они поддерживают «Шведскую модель» в отношении проституции. Читать далее «Пережившие проституцию из Швеции поддерживают международную кампанию за «Шведскую модель»»

Интервью с бывшей хозяйкой легального борделя

«Я много о чем сожалею, но ни о чем я не сожалею так сильно, как о вреде, который я прямо или косвенно причинила другим женщинам», — Андреа Хейнц, вывшая хозяйка борделя. В возрасте 22-лет Андреа Хейнц столкнулась с большими долгами. У нее было мало навыков и ресурсов, и она пошла в секс-индустрию, чтобы свести концы с концами. Ниже приводится интервью о ее истории и ее взгляде на секс-индустрию в качестве бывшей хозяйки борделя. Читать далее «Интервью с бывшей хозяйкой легального борделя»

Бойфренд-сутенер: «Я действительно верила, что он меня любит»

Интервью Франсин Споренды с Сандрой Новак, которая в течение 6 лет была в проституции в Германии. Читать далее «Бойфренд-сутенер: «Я действительно верила, что он меня любит»»

Легальная проституция – это разрешение игнорировать согласие на секс

Статья Харриет Эванс, пережившей проституцию из Великобритании. Когда она оказалась бездомной, она начала заниматься проституцией, чтобы сохранить крышу над головой. Здесь она объясняет, чем ей и другим женщинам в проституции могла бы помочь Шведская модель. Читать далее «Легальная проституция – это разрешение игнорировать согласие на секс»

Может ли вагина быть «рабочим инструментом»?

Речь клинической психотерапевтки Ингеборг Краус на мероприятии «“Секс-работа” – разрушенный миф», Берлин, 3 декабря 2017 года. Читать далее «Может ли вагина быть «рабочим инструментом»?»

Легальная проституция укрепляет и усиливает мизогинию мужчин

Я занималась проституцией с 18 до 30 лет, в Новой Зеландии и Австралии. Читать далее «Легальная проституция укрепляет и усиливает мизогинию мужчин»

Коронавирус и глобальная секс-индустрия: факты и возможные решения

Статья Даны Леви – женщины, пережившей проституцию, и активистки движения против проституции в Израиле, где недавно было принято законодательство по типу Шведской модели. В статье она показывает, как пандемия коронавируса обнажила три факта о секс-индустрии, которые уже были очевидны многим феминисткам: 1. Мужчины МОГУТ выжить без доступа к проституции. 2. Большинство женщин, вовлеченных в проституцию, крайне бедны. 3. Легализация/декриминализация проституции не предоставляет практически никакой защиты для вовлеченных в нее женщин. Она также обсуждает возможные решения – как временные в период кризиса, так и долгосрочные. По ее мнению, эти решения вполне реальны, более того, они на удивление просты. Читать далее «Коронавирус и глобальная секс-индустрия: факты и возможные решения»

Полдень четверга в легальном борделе

Это запись из дневника Гушке Мау, который она вела, когда еще находилась в проституции. Тогда ее звали не Гушке, а Свения, Шарлотта или как-то еще. Запись была сделана в борделе. Читать далее «Полдень четверга в легальном борделе»

«Это не работа, это терроризм против женщин»

Алли-Мари Даймонд – женщина из народа маори, которая живет в Австралии. Она активистка движения против секс-индустрии и сторонница Шведской модели. Это ее история вовлечения в проституцию в Новой Зеландии. Это речь, которую она произнесла в 2019 году в парламентах Южной Австралии и Северной территории во время дебатов о законопроектах о полной декриминализации секс-индустрии. […] Читать далее ««Это не работа, это терроризм против женщин»»