Насильникам предлагают легальную проституцию для «терапии»

Марилен Левек было 22 года, когда ее нашли убитой в гостиничном номере в городе Квебек, Канада, в 2019 году. Левек, которая находилась в секс-индустрии, согласилась встретиться с Эустакио Гальесе, 51-летним мужчиной, в отеле, а не в «массажном салоне» (нелегальном борделе), в котором она обычно контактировала с проституторами. Она не знала о том, что Гальесе был на дневном условном освобождении, и что он отбывал пожизненное заключение за убийство своей партнерки, Шанталь Дешен, в 2004 году.

Гальесе убил Дешен с особой жестокостью — он избил ее молотком и нанес многочисленные удары ножом. Во время тюремного заключения Гальесе начал постепенно получать привилегии от комиссии по условному освобождению за «хорошее поведение». Комиссия сначала понизила его риск рецидивизма с «высокого» до «умеренного», а затем до «от низкого до умеренного». В итоге ему разрешили дневное условное освобождение — возможность покидать тюрьму днем и возвращаться в заключение вечером, что и позволило ему убить Левек.

Этот случай попал в заголовки новостей по всему миру и вызвал огромное возмущение, но причина была даже не в том, что преступника отпускали на свободу. Как оказалось, члены комиссии напрямую разрешили Гальесе посещать бордели во время условного освобождения. Они решили, что это нужно, чтобы он избавился от «сексуального напряжения».
К сожалению, это далеко не единичный случай.

В Германии ситуация особенно плачевна. Здесь на женщинах в секс-индустрии тестируют новый радикальный терапевтический подход к реабилитации осужденных насильников.

Германию называют «борделем Европы» из-за огромного рынка легальной проституции. И в этой стране есть подтвержденные случаи, когда мужчинам, осужденным за сексуальное насилие, официально разрешают посещать бордели. Это делается специально с целью «приобретения опыта с женщинами». Подобные случаи были зарегистрированы в двух регионах Германии.

В одной программе, которую поддерживает Центр судебной психиатрии Оснабрюка с 2001 года, женщин в секс-индустрии приглашают в клинику, чтобы «помогать» осужденным насильникам лучше понять, что такое согласие. Программа подверглась резкой критике, как нарушение норм этики и прав женщин.

Рюдигер Мюллер-Исбернер, бывший президент и нынешний член управляющего совета Международной ассоциации судебных служб психического здоровья, осудил эту практику как «аномальную» и «морально сомнительную».

Гушке Мау, пережившая проституцию студентка докторантуры и активистка движения против секс-индустрии, выразила такое же мнение. Она задает вопрос о том, насколько морально использовать женщин, вовлеченных в секс-индустрию, в качестве подопытных кроликов для экспериментов по так называемой реабилитации.

«Женщины в проституции — это манекены для краш-тестов, на которых можно спокойно экспериментировать? […] Государство вообще воспринимает нас как людей?» — спрашивает она.

Несмотря на это практика продолжается, и у нее гораздо больше сторонников, чем можно предположить.

Многие сторонники программы заявляют, что в проекте участвуют только мужчины «низкого риска», и что риски для женщин-участниц правильно оцениваются. Но достаточно вспомнить убийство Левек, чтобы усомниться в этом утверждении — канадская система тоже оценила риск со стороны Гальесе как «низкий».

Другие сторонники говорят о том, что на данный момент программа не финансируется за счет налогоплательщиков, а мужчины платят из своего кармана. Однако самые распространенные аргументы в защиту проекта так или иначе сводятся к тому, что какие бы преступления ни совершил мужчина, лишить его секса будет грубым нарушением прав человека.

«Сексуальность — это часть человеческого достоинства. […] Даже насильников нельзя этого лишать. В конце концов, именно им важно научиться ценить сексуальность по согласию», — написал Кристиан Рат, адвокат и корреспондент по вопросам права, в 2011 году для крайне неолиберального издания Taz.

Для индустрии, которая с большим трудом поддерживает фасад порядочности, возможность поучаствовать в «терапии» или «лечении» — это еще одна возможность для нормализации. И это полностью соответствует многолетним усилиям либеральных феминисток представить проституцию как безобидную и легитимную работу.

Федеральная ассоциация эротических и сексуальных услуг (FAES) — организация, которая утверждает, что действует от лица всех «нынешних или бывших секс-работников» теперь призывает включить проституцию в глобальную «революцию в области ухода». Они даже ссылаются на марксистскую теорию и утверждают, что секс-индустрию нужно классифицировать как жизненно необходимую «репродуктивную работу».

На их веб-сайте они разместили заявление, в котором они сравнивают «исцеляющую силу» проституции с необходимыми услугами психотерапевтов и медсестер.

«Эмоциональная работа, которая имеет место во многих случаях секс-работы, может сравниваться […] с тем, что делают коучи, психотерапевты, медсестры или люди схожих профессий, которые работают непосредственно с людьми и их телами», — утверждает FAES.

Последние годы эта стратегия ребрендинга для проституции успешно продвигала идею о проституции для мужчин с инвалидностью в качестве необходимой терапии, и представительница партии «зеленых» даже выступала в 2017 году за то, чтобы эту практику финансировали из государственного бюджета.

В 2022 году один мужчина выиграл в суде у своего профсоюза право на оплату использования проституированных женщин в качестве «сексуальных ассистенток». Он получил инвалидность в результате несчастного случая на работе, и он утверждал, что найти добровольную партнерку для него теперь «невозможно».

Решение суда не принимает во внимание многочисленные искусственные барьеры, которые мешают людям с инвалидностью участвовать в повседневной жизни, а также огромный уровень сексуального насилия, которому подвергаются женщины и девочки с инвалидностью.

Однако не только осужденные преступники, насильники и мужчины с инвалидностью требуют себе «сексуальную терапию» от проституированных женщин. Этот тренд начал распространяться и на уход за пожилыми людьми.

Ассоциации, представляющие пожилых мужчин, теперь требуют государственного финансирования проституированных женщин для гериатрических мужчин-пациентов. Один из их основных аргументов — это, якобы, уменьшит повсеместные сексуальные домогательства, от которых страдают медсестры и другие женщины, ухаживающие за пожилыми мужчинами.

Этот феномен тесно связан с программами «тюремной секс-терапии», так как эти активисты делают особый акцент на потребностях осужденных с деменцией.

Джозефа Нереус, представительница FAES, заявила в 2020 году, что привлечение женщин в проституции к экспериментальной «секс-терапии» для осужденных насильников — это морально оправданная стратегия, если женщины будут знать, к кому их приглашают.

Несмотря на свою активную поддержку таких программ, сама Нереус (эскортница «высшего класса», которая берет 250 евро в час) признается, что она бы никогда не согласилась принять насильника в качестве «клиента».

А вот женщины из «Сети Эллы» — первой в Германии организации женщин, переживших проституцию, рассказывают настоящие ужасы об опыте с проституторами, которые в прошлом совершали насильственные преступления.

Другая известная защитница данной практики — это Саломе Балтус, эскортница, получающая 500 евро в час, колумнистка с высшим образованием и защитница секс-индустрии.

Балтус идет на шаг дальше и заявляет, что проституция должна стать услугой для фантазий «этичных» педофилов, которые могут использовать инфантилизированных проституированных женщин вместо того, чтобы насиловать детей.

В отличие от Нереус, Балтус идет до конца. Ее псевдоним — это отсылка к художнику, печально известному портретами девочек младше подросткового возраста в сексуализированных позах. В Твиттере она называет себя «игрушка для взрослых» и публикует иллюстрации с фантазиями о сексуальном насилии над детьми. На своем веб-сайте Балтус называет себя «женщина-ребенок» и «полулегальная фантазия».

В 13 веке один из главных христианских теологов, Фома Аквинский, утверждал, что проституция необходима, чтобы предотвратить насилие над «достойными» женщинами. Он сравнивал проституцию с системой канализации, которая уносит нечистоты из замка.

В 19 веке френологи вроде Чезаре Ломброзо заявляли, что некоторые женщины являются сексуальными девиантами с рождения, и они идеально подходят для проституции, где их задача — впитывать агрессию мужчин. Эти идеи сохранились и в 20 веке. Их очень любили фашистские режимы, которые устраивали бордели на оккупированных территориях, заявляя, что это нужно для «защиты» местного населения.

Сейчас так называемое «секс-позитивное» движение утверждает, что оно отказалось от древней мизогинии и призывает к «равенству в спальне» и сокращению «неравенства в оргазмах». Но одновременно оно активно поддерживает секс-индустрию, и его аргументы на удивление похожи на откровенно сексистскую риторику тех, чье наследие они якобы отвергают.

Это все еще вера в то, что существует «особый» класс женщин, которых нужно сделать легко доступными для покупки мужчинами. В этом нет ничего нового. Но если в прежние времена эту идею оправдывали «естественной неполноценностью» женщин, то сейчас ее прикрывают рассуждениями про «эмпауэрмент», сексуальную свободу и тем, что женщины могут принести пользу обществу, сдавая в аренду свои тела «нуждающимся» мужчинам.

Обоснования изменились, но насилие осталось прежним.

Источник: Reduxx

Насильникам предлагают легальную проституцию для «терапии»: Один комментарий

  1. Екатерина

    Офигеть. Это как серийным убийцам отдавать на расправу людей с сильнейшей депрессией, чтобы «защитить» остальных от их жестокости.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s