Как «обелить» проституцию: изменение языка

Отрывок из книги Джули Биндел «Сутенерство проституции» («The Pimping of Prostitution»).

Самый эффективный способ скрыть и обелить любые нарушения прав человека — переименовать их. Например, Джанис Реймонд рассказывает в своей книге о проституции «Не выбор и не работа», как один работорговец из Вест-Индийской компании предлагал следующее: «Не надо называть негров «рабами», вместо этого лучше называть их «помощниками на плантациях», и тогда мы не услышим никаких воплей насчет работорговли от набожных святош, сентиментальных поэтесс и близоруких политиков».

Язык — мощное оружие в идеологической битве в отношении проституции. Термин «секс-работница» вошел в обиход после публикации в 1987 году книги «Секс-работа: тексты женщин в секс-индустрии». Сегодня в Великобритании и других странах этот термин используют полицейские, представители госструктур, политики и правозащитные организации. Многие СМИ теперь предпочитают писать «секс-работа» вместо «проституция».

Эволюция языка движения «за права секс-работников» оказала огромное воздействие на то, как обыватели воспринимают секс-индустрию.

В 2015 году я посетила первую международную конференцию, организованную ProsPol («Сравнение европейских подходов к проституции: понимание масштабов и культур надзора»), которая прошла в Венне, Австрия.

Делегатов приглашали подавать доклады под вывеской: «Проблема проституции: изучение пересечений секса, близости и труда». Во время полета я внимательно прочитала сборник абстрактов конференции с широко раскрытыми от удивления глазами. В нем встречались заголовки вроде: «Между любовью и работой: переговоры в отношении экономических и интимных связей между секс-работниками и сутенерами» и «»Торговля людьми» и секс-работа: миграция, условия труда и эксплуатация».

На конференции я посетила ряд семинаров и докладов, которые были переполнены всевозможными эвфемизмами, искажающими реальность секс-индустрии. Вот только некоторые примеры:

«Нарушение контракта» — изнасилование.

«Бизнес-практики» — сутенерство.

«Способствовать сексуальной жизни людей с инвалидностью» — мужчины с инвалидностью платят за секс.

«Профессиональные риски для здоровья» — физическое насилие, передаваемые половым путем инфекции, изнасилования.

«Удобства на рабочем месте» — возможность отказать нежелательным клиентам.

«Аффективно-эротические услуги, выполняемые проститутками» — половые акты.

«Третьи стороны» — сутенеры.

«Менеджмент секс-работы» — управление борделем и/или женщинами.

«Вовлекающие банды» — сутенеры, которые выбирают в качестве мишеней девочек младше 18 лет.

«Международное брачное сообщество» — индустрия «невест по почте».

При этом «принуждение», «жертва», «торговля людьми» и «пережившие» в материалах конференции брались в кавычки, подразумевая, что это не настоящие термины, а способ нагнетания ненужного страха.

Миллионы долларов были направлены на инициативы против торговли людьми, но проблема нисколько не уменьшилась. Феминистки, например, представительницы Коалиции против торговли женщинами, прилагали огромные усилия, чтобы повысить информированность о торговле людьми на международной арене, донести факты о количестве женщин, которых подвергают эксплуатации ради проституции как внутри стран, так и после того, как их переправляют заграницу.

Однако в начале 2000-х годов сторонники проституции и представители научной среды начали отрицать, что торговля людьми является большой проблемой.

Джон Девис, осужденный мошенник, которого ранее подозревали в торговле маленькими детьми, был одним из первых ученых, которые начали писать в начале своих теорий о женщинах, пострадавших от торговли людьми, что «конечно, торговля людьми ужасна, но это совсем не то же самое, что проституция». Дэвис приписывает пережившим торговлю людьми женщинам «инициативу» и «выбор». Подробнее о Дэвисе я говорю в девятой главе.

Никола Маи, британский исследователь вопросов, связанных с проституцией, провел исследование среди подвергавшихся торговле людьми женщин из Нигерии, которых вывозили в Италию и Францию. Он тоже приписывает им «инициативу» и «выбор».

Например, в своем фильме «Путешествие», он показывает истории нигерийских женщин, которые совершенно явно находились в секс-индустрии в результате торговли людьми, принуждения, контроля со стороны сутенеров и других видов насилия. Тем не менее, по словам Маи, это для них гораздо лучше, чем оставаться в Нигерии и бороться с бедностью и различными жизненными тяготами.

Другими словами, для этих двух ученых и для целого ряда других за последние годы даже торговля людьми была обелена до такой степени, что теперь это просто процесс, который женщины проходят по собственному выбору, чтобы избежать чего-то еще худшего дома.

Как «обелить» проституцию: изменение языка: Один комментарий

  1. енгшщ

    обычно читаю каждую публикацию полностью, но эту не выходит прочесть уже несколько дней. слишком много ненависти к этим ублюдкам. очень надеюсь, что они в своей жизни столкнуться с «секс-работой» в роли «секс-работницы».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s