Я была популярной, получавшей награды «звездой» мейнстримного порно

Меня зовут Бриттни Де Ла Мора, я бывшая исполнительница порно. Мне 34 года. Я из Сан-Диего, американский штат Калифорния. Я обожаю браться за все подряд вместе с моим мужем и дочкой. Мы любим вместе ездить на велосипедах, прыгать на нашем батуте, ходить на пляж и плавать. Но жизнь не всегда была такой замечательной.

Детство было для меня травматичным. Меня подвергали вербальному и эмоциональному насилию. Практически каждый день на меня орали и ругали последними словами. Я чувствовала себя нелюбимой, недостойной, отверженной. Я чувствовала, что никогда не буду достаточно хороша.

Поиск принятия и любви

В нашем обществе порно считается нормой. В старших классах многие ребята смотрели порно, один из моих одноклассников часто повторял, что я стану порнозвездой. Я на тот момент даже сексом никогда не занималась. Его слова меня очень расстраивали, потому что у меня были большие планы, и порно в них не входило.

В 16 лет у меня был первый секс с моим парнем. Я его любила (по крайней мере, я так думала — мне было лишь 16). После того, как я с ним переспала, он изменил мне, и я осталась с разбитым сердцем.

Несколько подруг пригласили меня поехать с ними тусоваться в Тихуану — город в Мексике, потому что там в любом клубе достаточно показать школьный пропуск в качестве документов. В тот вечер я напилась и каким-то образом оказалась в очереди в стриптиз-клубе, чтобы раздеться на сцене.

Мне было страшно, но я переживала из-за разбитого сердца и была очень пьяна. Эта комбинация может заставить тебя делать то, на что в норме ты никогда бы не решилась. Я сняла майку, и в зале начали кричать: «Уууу! Ты такая красивая! Я тебя люблю!»

Той ночью я узнала, что если я голая, то я могу получить не только одобрение, но и деньги.

Если дети не получают чего-то дома, они начинают искать это во внешнем мире. Я была ребенком, изголодавшимся по одобрению, вниманию, принятию и любви. В мексиканском стриптиз-клубе я нашла ложную версию того, о чем я мечтала.

Начало карьеры в индустрии «для взрослых»

Сразу после поступления в колледж я начала заниматься стриптизом. Однажды вечером пара продюсеров пришли в клуб и сказали мне: «Ты такая красивая! Ты обязательно станешь звездой. Мы снимаем любовные мелодрамы. Если тебе интересно, то вот наша визитка. Позвони нам».

Я понимала, что на самом деле они снимают порно, и я была заинтересована. Одобрение и обещания того, что я буду звездой — это было все, чего я тогда хотела. Я уже жила половой жизнью и уже раздевалась за деньги. Почему бы не зайти на шаг дальше?

Съемки в порно оказались совсем не такими, как мне представлялось, особенно поначалу.

У меня почти не было ограничений, и я позволила агенту планировать все мои съемки, без каких-либо пожеланий с моей стороны.

Когда я начала сниматься в порно, мне было 18 лет, а выглядела я гораздо моложе. Съемки, на которые меня приглашали, практически всегда сводились к фантазиям о насилии над детьми. Я это ненавидела! Меня наряжали в школьную форму, делали мне хвостики, а в качестве партнеров для съемки приглашали мужчин намного старше.

Наконец, мне пришлось решительно сказать «нет» подобным съемкам. Я не хотела и дальше участвовать в нормализации педофилии.

Я подвергалась насилию во время съемок, но я понимала, что так и будет. В таких случаях агент говорил что-то вроде: «Это будет очень жесткая сцена. Сможешь с этим справиться?»

Я помню, как не могла сдерживать слезы во время одной сцены. Мужчина-исполнитель дергал меня за волосы с такой силой, что у меня пряди выпадали. Еще была сцена, во время которой меня пороли всем подряд.

Тогда я не считала это насилием, но оглядываясь назад я понимаю, что я соглашалась на то, чтобы эти люди подвергали меня насилию.

Наркотики, торговля людьми и проституция

В старших у меня была анорексия, и временами я пробовала кокаин, чтобы заглушить чувство голода. Когда я начала сниматься в порно, один режиссер (известный своими издевательствами над исполнительницами) сказал мне, что я толстая, и мне нужно худеть. Я весила 47 килограмм, но это спровоцировало возвращение анорексии.

Прошло лишь шесть месяцев с тех пор как я прошла лечение от анорексии. Это грубое замечание спровоцировало срыв. Я начала принимать кокаин.

Я употребляла кокаин каждый день, но не могла выносить отходняк. Мой тогдашний парень сказал, что нужны другие наркотики для отходняка. Так я погрузилась в порочный круг. Когда прежние наркотики перестали действовать, я постепенно дошла до героина.

Я стала настоящей наркоманкой. Мне были нужны наркотики, чтобы выдержать съемки в порно. Мне были нужны наркотики, чтобы заглушить мою боль. Мне были нужны наркотики, чтобы почувствовать себя «счастливой». Наркотики были для меня побегом, я убегала от своей боли, вместо того, чтобы бежать за исцелением. Нельзя исцелиться, пока мы избегаем нашу боль. Надо встретиться с ней лицом к лицу.

Последние три года в порно у меня был сутенер. Но вы учтите, что «сутенер» — это просто другое название торговца людьми.

Он заставлял меня делать то, на что я бы никогда не согласилась, например, продавать секс на сайте объявлений. Он также принуждал меня соглашаться на сцены в порно, от которых я бы отказалась, будь у меня выбор.

Я бы уже ушла из порно, если бы у меня не появился сутенер. До того, как я его встретила, я уже долго не снималась в порно. Но он затащил меня обратно в эту индустрию.

Реалии коммерческой секс-индустрии

Мои ожидания не соответствовали тому, что могла предложить эта индустрия.

Я думала, что порно — это что-то гламурное, и я не знала о том, что большинство там сидят на наркотиках, и что риск подхватить половую инфекцию вполне реален. До порно я никогда не занималась незащищенным сексом. Индустрия обещает безопасность, потому что «мы требуем тесты каждые 28 дней». Тем не менее, тестирование не гарантирует вашу безопасность как исполнительницы.

Допустим, вы сдаете тесты, на следующий день у вас с кем-то незащищенный секс, и вам передается инфекция. Следующие 28 дней вы будете распространять эту инфекцию до того, как вы снова сделаете тест и пройдете лечение.

Порно — это не безопасный секс.

В порно я чувствовала себя не в безопасности, только когда мы слышали, что у кого-то нашли ВИЧ. Тогда все начинали паниковать и оставалось только надеяться, что ты не работала с тем, у кого ВИЧ. За семь лет, когда я была в порно, такое случалось дважды. Это было очень страшно.

Еще я чувствовала себя не в безопасности, когда продавала секс по объявлениям. Никогда не знаешь, кто заявится в твой гостиничный номер.

Наркотики притупляли мой страх. Но ты не можешь знать, что за человек пришел к тебе за сексом, и не закончится ли все тем, что он изнасилует и убьет тебя. Я слышала, что такое случалось раньше, и я всегда думала об этом. Вроде: «Сегодня станет днем, когда я умру?»

Я осознала, что я не хочу оставаться в порно уже спустя год. Но я оставалась в индустрии целых семь лет.

В какой-то мере я застряла в этом из-за гордости. Бывает, что гордость заставляет вас продолжать делать то, что вы не хотите, потому что вы не можете признать, что совершили огромную ошибку и вам нужна помощь.

Попытки уйти из индустрии, в которой я увязла

В первый раз, когда я ушла из порно-индустрии, у меня была зависимость от героина. Однажды не смогла получить свою следующую дозу, потому что у дилера ничего не было. Ломка была настолько ужасная, что я думала о самоубийстве.

Но вместо того, чтобы лишать себя жизни, я позвонила бабушке и попросила о помощи. Она привезла меня к себе домой, но после того, как я прошла детоксикацию от героина, я встретила сутенера, и он вернул меня в индустрию для взрослых.

С сутенером я провела три года, после чего у меня появился голос в голове, который увел меня от него. Голос сказал, что я должна позвонить моей маме и попросить ее о помощи в том, чтобы уйти от него. Мама приехала за мной через 20 минут!

После этого я еще снималась в порно, потому что мне остро были нужны деньги. У меня не было ни гроша — последние три года все деньги сутенер забирал себе. Я сидела в самолете, направляясь на свою следующую съемку, и вдруг на меня нахлынуло чувство, которое заставило меня остановиться и подумать о том, что я делаю.

Я знала, что я живу не той жизнью, которая для меня предназначена. Я знала, что в жизни есть гораздо больше, и что меня ничего не привлекает в индустрии порно.

В тот день 2012 года я приняла радикальное решение уйти из порно навсегда.

Это был нелегкий переход. Я перешла от 30 000 долларов в месяц до 11,25 долларов в час. Мне пришлось полностью изменить образ жизни. Но я продолжала работать.

Жизнь после порно: свобода и исцеление

Раньше я работала в торговле недвижимостью, но теперь я занимаюсь информированием о негативных последствиях порнографии.

Сейчас я замужем, у нас прекрасная маленькая девочка. Мы с мужем выпустили третью книгу, и у нас есть свой подкаст. Мы верим, что состояние нашего сердца определяет направление нашей жизни, и мы хотим помогать людям исцелиться и начать жить полноценной жизнью.

Я проделала огромную внутреннюю работу, чтобы исцелится от прошлой боли и травм, я смотрела в зеркало и поддерживала сломленную маленькую девочку внутри меня. Сейчас я продолжаю заниматься медитацией и много читать.

Я благодарна за возможность помогать людям по обе стороны экрана осознавать влияние индустрии порно.

Мы с мужем консультировали людей, которые сначала поверили, что порно безобидно, а потом настолько погрузились в него, что все потеряли.

Все нездоровое и опасное поначалу кажется безобидным. Порно может действовать как наркотик, поэтому то, что удовлетворяет вас сегодня, потеряет действие уже завтра. В конечном итоге просмотр порно — это симптом более глубинной проблемы.

Если вы смотрите порно, то я призываю вас спросить себя: почему я это смотрю? Продолжайте задавать этот вопрос, чтобы дойти до более глубинной проблемы. Это способ восполнить физическую близость, потому что вам кажется, что вы не получаете ее в вашем браке? А почему в вашем браке не хватает близости? Или это потому что женщины отвергали вас, поэтому вместо настоящих отношений вы смотрите порно, в котором вас точно не отвергнут?

Или может быть вы пережили насилие в детстве, и порно — это ваш способ побега. Всегда есть глубинная причина, по которой люди смотрят порно. Порно — это плод, который питают глубокие корни.

Надежда для тех, кто все еще в индустрии

Всем, кто все еще в индустрии, я хотела бы сказать, что все самое мрачное в жизни кажется безопасным какой-то короткий промежуток времени. Но порно не удовлетворяют наших самых глубоких врожденных человеческих желаний: любовь, отношения, сообщество. Порно — это симптом глубинных проблем.

Вместо того, чтобы отмахиваться фразой про то, что «секс-работа — это ничего особенного», я бы предложила всем, кто сейчас в коммерческой секс-индустрии, спросить себя: «Я размещаю эти фото, потому что мне нужно одобрение?», «Я ищу одобрения от посторонних мужчин, потому что мне не хватало родительской любви в детстве?»

Я уверена, что все заслуживают здоровой, настоящей любви в своей жизни и уважения к самим себе. Но в культуре индустрии порно этого нет. Я знаю, о чем говорю, потому что я была в порно, эскорте и стриптизе семь лет. Я была там. И я вышла.

Если вам кажется, что вы застряли, то я хочу сказать, что многие из нас через это прошли. Но идея о том, что вы «застряли», это лишь ваша мысль. И если вы выбираете в нее верить, то вы можете и поверить в то, что это ложь.

У вас может быть второй шанс в жизни. Вам нужно лишь поверить, что лучшая жизнь доступна для вас. Делайте все, что только можете, чтобы выбраться.

Моя жизнь изменилась, и ваша тоже может измениться.

Источник: Fight The New Drug

Вы тоже когда-то пережили сексуальную эксплуатацию? Вы можете поделиться своим собственным опытом на этом сайте. Сделать это можно полностью анонимно через форму на странице.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s