«Любая девушка»: мемуары о проституции

Книга «Любая девушка» Мии Деринг (Mia Döring «Any Girl») — это мемуары о сексуальной эксплуатации и последующем восстановлении, и это огромный вклад в понимание реалий секс-индустрии. Это не просто очередные «страдальческие мемуары», в которых перечисляется все, что причинило ей боль. Эта книга ставит гораздо более сложные цели, и ее чтение потребует многого. Она не ждет от нас сочувствия. Она ждет того, что мы увидим правду во всей ее жестокости и начнем действовать, чтобы добиться перемен.

Книга начинается с подробного описания ее последнего контакта в проституции. «Его пенис на вкус как прокисшее молоко, он пахнет так, словно много дней не мылся». «Ты испытываешь чувство тотальной объективации, когда твоя человечность полностью стерта».

Трудно представить, что может быть хуже. Но хуже может быть. Внезапно он дает ей пощечину со всей силы, так сильно, что она отлетает назад.

«Для проституторов женщины в секс-индустрии для этого и предназначены: делай с ней что хочешь, если заплатишь. Возможность обладать властью над женщиной. Возможность заняться сексом когда, где и как тебе заблагорассудится. В этом весь смысл. В этом и заключается удовольствие. Если ты сопротивляешься, то нарушаешь соглашение. … Ты одна в квартире с тем, кто намного сильнее и крупнее тебя. Психологически гораздо проще тихо на все согласиться и попытаться внушить себе, что все это нормально, а не подвергать себя еще большей опасности».

Она не рассказывает свою историю линейно. Она рассказывает ее один раз, а потом возвращается и объясняет, почему все было именно так. Потом она снова делает круг, чтобы передать внутренние, культурные и социальные смыслы. Это очень хорошо написанная книга.

«Молодых женщин и девочек приучают впитывать их собственное расчеловечивание, принимать его за собственную сексуальность, и мы этим гордимся».

Только позднее она рассказывает, как мальчик изнасиловал ее, когда ей было 16 лет. Что она чувствовала из-за этого. И внезапно мы видим все, что она до этого рассказывала, в совершенно новом свете. Если бы она рассказала об изнасиловании в самом начале, то это знание доминировало бы над всем остальным, и мы бы упустили не такие явные истины. Например то, что по большей части ее сексуальная жизнь в подростковом и молодом возрасте была все теми же изнасилованиями. Она называет это «псевдоизнасилование».

«Ты просыпаешься дома у друзей, потому что кто-то пытается в тебя войти. Ты говоришь: «Спасибо, нет», но он уговаривает и уговаривает, пока ты не уступаешь».

Она описывает, что ей не хватало ресурсов, чтобы сопротивляться бесконечным нарушениям ее границ. Как в результате она теряла чувствительность. Как отсутствие сопротивления означало для нее, что она виновата в надругательстве над собой, и как это приносило «тягучее чувство стыда». Как она воспринимала неуважение со стороны мужчин не как ИХ порок, а как свой собственный. И как она научилась угождать мужчинам, давать им то, чего они хотят, независимо от цены для себя самой, того что важно для нее самой, и что могло бы помочь ей относиться к себе лучше. Начиная с этого момента стать «эскортницей» — это лишь небольшой шаг в том же направлении.

Это то, что мы снова и снова слышим от женщин, которым удалось уйти из проституции. То, как их жизнь до такой степени подготовила их к проституции, что переход в то время казался не таким уж значительным. Это был просто следующий логический шаг. Разумеется, это ни коей мере не был осознанный или информированный выбор.

И эта ужасающая реальность происходит в огромных масштабах. Мы ДОЛЖНЫ проснуться и увидеть то, то происходит с молодыми женщинами, и понять, что мы можем сделать, чтобы что-то изменить. Именно поэтому эта книга так важна.

«Мне казалось, что та легкость, с которой [проституторы] говорят и проглатывают ложь делает их совсем жалкими».

Одна из глав посвящена веб-сайтам, на которых проституторы оставляют обзоры на женщин, сексуальный доступ к которым они покупают. Она рассказывает, как они обсуждают, кто «лучше всего в минетах в Килдэре» или кто «лучше всего в анале». Как они жалуются, если женщина не говорила по-английски или явно была не девушкой с фото — два характерных признака того, что это жертва торговли людьми, тяжкого преступления.

Деринг описывает эти обзоры как «группы поддержки» для «больных сердцем, где все убеждают друг друга в том, что их болезнь — норма».

Она объясняет как раньше эти обзоры заставляли ее чувствовать, что то, что эти мужчины делали с ней, было нормальным. Эти постоянные сообщения заставили ее поверить, что ее ценность сводится к сексуальной привлекательности для мужчин.

Гораздо позднее, когда она жила в Берлине, она нашла в сети видео, в котором бывшая исполнительница порно честно рассказывала про свой опыт в индустрии. Это было первое знакомство Деринг с феминистской критикой секс-индустрии.

«Я смотрела как зачарованная, я чувствовала давление в грудной клетке, в горле что-то давило и горело и горячие слезы ярости навернулись на глаза. Казалось, что мое тело пытается что-то изгнать из себя. Я чувствовала такую злость, что мне очень хотелось что-нибудь сломать».

Наконец, у не появились инструменты, чтобы увидеть, что то, что с ней произошло, не было нормальным.

«Что со мной случилось? Что я делала? Смотри, как одно перетекало в другое. Все эти мужчины причиняли тебе боль, и ты причиняешь боль себе, и на твоем месте могла быть любая девушка».

Это еще одна тема, которую мы снова и снова слышим от молодых женщин. Их шок, когда они, наконец, сталкиваются с феминистским анализом секс-индустрии. Как они внезапно видят правду.

Но почему девочкам и молодым женщинам не рассказывают об этом в школах и университетах? И заодно мальчикам и молодым мужчинам? Феминистский анализ секс-индустрии очень хорошо проработан. Джозефина Батлер положила ему начало 150 лет назад. Почему его нет в учебном плане каждой школы и университета?

Но мы должны быть благодарны, что Деринг нашла это видео и смогла постепенно осмыслить свою жизнь. Тогда она начала смотреть на обзоры проституторов по-другому:

«Сексуальность — это инстинкт, самовыражение, это не навык. Обзор на чей-то секс, это как обзор на чужое восприятие искусства или музыки».

«Они хотят, чтобы женщина была машиной для секса и делала все, о чем ее просят, не отказываясь и не жалуясь, но они также хотят, чтобы она притворялась, что она не машина для секса. Она должна делать вид, что счастлива этим заниматься. Она может выражать чувства, но только те, которые приятны мужчинам».

Она спрашивает, почему мы так снисходительны к мужчинам, которые платят за проституцию, и одновременно так осуждаем вовлеченных в нее женщин. Она отмечает, что в Ирландии должно быть не менее 100 000 мужчин, пользующихся проституцией. Почему о них никто не говорит? Почему все сосредоточены на куда меньшей группе женщин, которых не более 1 000?

Без этих 100 000 мужчин эта индустрия, все эти ужасы, которые переживают молодые женщины, просто не смогут существовать.

«Я буду радикально любить себя и говорить, что думаю, не извиняясь, в ответ на их неспособность любить себя».

Деринг пытается разобраться в реальности и вездесущности мужского насилия против женщин и девочек. В ее причинах. Она продирается сквозь свою ярость. Она призывает мужчин взглянуть в глаза собственным страхам и изъянам, собственному чувству никчемности, исцелить себя и работать ради перемен. Она призывает мужчин отказаться от поддержки мужской культуры насилия против женщин и девочек.

Мужчины несут ответственность за это насилие, не женщины и девочки. Мужчины могут остановить это. Им давным-давно пора это сделать.

«Мое тело помнит, что с ним делали. Травма отпечаталась в моей нервной системе».

Книга полна откровений и, как ни странно, если учесть ее тему, богатств, возможно, для меня самой сильной главой оказалась глава о травме. Она объясняет, что лишь недавно она начала осознавать настоящие последствия того, что множество мужчин делали с ней. Тогда ей казалось, что никаких последствий нет.

Она раскладывает по полочкам травматичные реакции, включая «реакцию заботы об агрессоре», угождение другим и диссоциацию. И это ставит вопрос о том, может ли женщина в принципе долгое время находиться в секс-индустрии, если она не была тяжело травмирована еще до нее.

Она говорит о том, как подобная травма изолирует тебя, и как потом трудно устанавливать настоящие отношения с людьми. Ей было проще восстановиться от последствий изнасилования, чем проституции, потому что в изнасиловании она сама никак не участвовала. Она также говорит о подсознательном процессе, который побуждает нас снова и снова воспроизводить свои старые травмы.

Она уверена, что у нас нет шансов на реальные перемены до тех пор, пока мы не изменимся сами. Она убеждает нас, что эти личные изменения возможны.

«Травма — это не пожизненный приговор. Мы не разрушены. Иногда глубины нашей красоты, красоты других и красоты мира раскрываются лишь потому, что мы сострадательно принимаем травмированные части нас самих. Потому что мы смотрим в лицо нашим страданиям».

В следующей главе, «Любовь и мужчины», она рассказывает об одном из проституторов, который был у нее в последнее лето в секс-индустрии. Он спросил ее, почему она этим занимается. Обычно она шутливо отвечала, что просто очень любит секс. Но в тот раз что-то побудило ее ответить иначе, чем другим проституторам, и потом она переписывалась с ним по электронной почте.

Пару лет спустя он принял участие в студенческой радиопередаче, которую она готовила. Он говорил о том, как начал платить за проституцию, и что заставило его остановиться. Тогда она поняла, что отличало его от остальных: он был «в большей степени в контакте с собой». Она рассказала ему, как она была вовлечена в секс-индустрию, и что в то время она сама не осознавала, какое это было насилие и травма.

«Шон был поражен моим рассказом. Моя маска обожающей секс эскортницы была слишком убедительна. Он ответил, что никогда бы не подумал, что у меня было такое прошлое. Полагаю, что если другим хочется верить в твою ложь, им проще в нее поверить».

Вот оно. Основной посыл книги. Конец столетий обмана и лжи о женщинах, мужчинах и проституции. Говорить правду, потому что ты веришь, что это единственный путь общества из этих токсичных испарений в более здоровый мир.

Финальные главы похожи на горный поток, который прокладывает путь сквозь боль и поиск прикосновений другого типа, других отношений, другого бытия. Вдохновляющее свидетельство надежды.

На странице 226 она пишет:

«Я сделаю так, чтобы случившееся со мной имело значение. Я сделаю это настолько значимым, чтобы оно вышло за рамки меня и моей жизни, потому что то, что случилось со мной, намного больше меня. … Я человек, который пытается сделать эту книгу актом служения».

Миа Деринг, спасибо от всего сердца.

Источник: Nordic Model Now

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s