Движение за «секс-работу» молчит о торговле людьми, потому что зависит от нее

Последние годы можно часто услышать термин «секс-работницы», также все чаще говорят про «торговлю людьми». Когда говорят о «секс-работницах» имеют в виду дискриминируемую группу, которой нужно обеспечить защиту, права и так далее. Например: «Пандемия очень тяжело отразилась на секс-работницах». Термин «торговля людьми» употребляется гораздо реже, разве что время от времени появляются сообщения о полицейских задержаниях, судебных процессах и так далее. Например: «В минувшие выходные в ходе полицейского рейда были арестованы двое подозреваемых в торговле людьми с целью сексуальной эксплуатации». Но что практически никогда не встречается — это термины «секс-работа» и «торговля людьми» в связке друг с другом. 

«Секс-работой» называют любую коммерческую сексуализированную деятельность, включая съемки в порнографии или стриптиз. «Торговлей людьми с целью сексуальной эксплуатации» в США называют любые коммерческие сексуальные акты, совершенные под влиянием обмана, давления, угроз или любого другого принуждения, а также любые такие акты с участием несовершеннолетних.

Так каким образом можно разграничить то, что часто называют «нормальной секс-работой» и куда менее уважаемую «торговлю людьми»? Оказывается, разница не так уж и велика, и два явления очень сильно пересекаются друг с другом. Фраза «секс-работа» была создана и пропагандируется именно из желания создать позитивный имидж индустрии, в которой процветает эксплуатация, включая торговлю людьми.

Как назвать изнасилования «поприличнее»

Одно из указаний на то, что «движение за секс-работу» пытается создать позитивный имидж негативной индустрии — это то, что «услуги» в этой индустрии включают проституцию. Секс в проституции трудно назвать сексом по согласию, так как без платы он бы просто не состоялся. По этой причине многие женщины, которые пережили торговлю людьми, называют проституцию «оплаченными изнасилованиями». Мелисса Фарли, глава организации «Исследования и образование по проблеме проституции» (Prostitution Research and Education), как-то сказала мне в 2014 году, что термин «секс-работница» значит, что «надругательство над женщинам превращают… в работу».

«Многие думают, что этот термин более уважителен по отношению к женщинам, которые этим занимаются», — объясняет Фарли. Однако, по ее словам, «более уважительно называть их женщинами… Незачем определять людей по тому, что с ними делают».

Термин «секс-работа» придает легитимность проституции, стриптизу и производству порно, поскольку он скрывает уродливую и опасную реальность опыта женщин в секс-индустрии. На самом деле иллюзия уважаемой «секс-работы» делает возможным существование и продолжение торговли людьми.

Как пишет американский Национальный центр по проблеме сексуальной эксплуатации (NCOSE): «Проституция в значительной степени способствует феномену торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации. Она создает общественную структуру для торговли людьми и санкционирует покупку и продажу людей для секса. Любая плата за секс является финансовым принуждением к сексу, а потому проституция сама по себе является формой сексуальной эксплуатации».

NCOSE отмечает, что торговля людьми может быть связана с любой коммерческой сексуальной активностью, включая «студийное производство порнографии, стриптиз-клубы (например, танцы на столе и на коленях), стримы с сексуальным контентом, эскортные службы, операторов «секс-туров», пип-шоу, «виртуальную» проституцию онлайн, международную продажу невест, бордели (которые часто функционируют под прикрытием массажных салонов, саун, баров, кабаре, клубов, кинотеатров, косметических салонов, парикмахерских и ресторанов), а также уличную проституцию под контролем сутенеров». 

Даже среди тех женщин в проституции, которые не подвергались торговле людьми, большинство оказались в секс-индустрии не по собственному свободному выбору, а под давлением трудных жизненных обстоятельств, ограничивших их выбор. Исследование 2003 года среди 854 проституированных людей из девяти разных стран показало, что «от 55% до 90% из них сообщают об опыте сексуального насилия в детстве». Это же исследование показало, что 89% проституированных людей говорят, что «они хотели бы выйти из проституции прямо сейчас». Они просто не видят пути для того, чтобы это сделать. 

Упрямая реальность за миром фантазий 

Неоднозначность в названиях во многом затрудняет борьбу с торговлей людьми. После многочисленных обвинений в наживе над пострадавшими от торговли людьми порносайт Pornhub удалил 10 миллионов видео, которые разместили на их платформе пользователи без верификации. Несмотря на это среди порно онлайн остаются многочисленные видео с несовершеннолетними и другими людьми, пережившими торговлю людьми. 

«Невозможно сделать Pornhub безопаснее или предотвратить насилие и травму, которые являются неотъемлемой частью порнографии, просто удалив не верифицированные аккаунты. Порностудия Girls Do Porn была верифицированным партнером Pornhub, но для съемок большинства видео они подвергали женщин торговле людьми», — говорит Дон Хокинс, вице-президентка и исполнительная директорка NCOSE.

В связи между порнографией и торговлей людьми нет ничего нового. Первой американской «порнозвездой», о которой восторженно рассказывали мейнстримные СМИ в 1970-х годах, была Линда Лавлейс. В реальности это была женщина по имени Линда Марчиано, которую полностью контролировал и подвергал постоянному насилию мужчина по имени Чак Трэйнор. И до сего дня то и дело оказывается, что за «историями успеха» порнозвезд, которые, вроде бы, добровольно пришли в секс-индустрию, на самом деле скрывалась откровенная эксплуатация, которая соответствует определению торговли людьми.

Торговцы людьми часто заманивают несовершеннолетних обещаниями романтических отношений и гламурного образа жизни и только потом с помощью насилия загоняют их в угол, отрезая пути к свободе. Бренда Майерс-Пауэлл, пережившая торговлю людьми и руководительница организации Dreamcatcher Foundation, так описывает свой опыт эксплуатации: «Нет никакой сказки вроде фильма «Красотка»… Я думала, что у меня отношения с человеком, которому я могу доверять, но это было порабощение преступником-манипулятором».  

На пути в проституцию и «секс-работу» может развиться травматическая привязанность — противоречивые чувства по отношению к преступникам, напоминающие «Стокгольмский синдром». Подростки часто попадают в проституцию под влиянием опытных манипуляторов, которые постепенно готовят их к сексуальной эксплуатации, и они могут начать верить, что они оказались в проституции по своей вине. 

Очень часто при задержании правоохранительными органами пострадавших от торговли людьми не выявляют или неверно классифицируют. Этому может способствовать то, что пострадавшие часто врут о своем возрасте и избегают упоминаний о торговце людьми. Согласно Отчету о торговле людьми США 2016 года: «Все формы торговли людьми с большой вероятностью включают предварительную подготовку жертв до начала эксплуатации, а также психологические манипуляции и давление, чтобы удержать их. Даже вне непосредственного принуждения кого-то к этой ситуации, эти факторы во многом влияют на способность сообщить о преступлении или попытаться уйти».

Печальная правда в том, что пострадавшие от торговли людьми редко осознают, что они подвергаются тяжкому преступлению, именно поэтому некоторые государства и штаты, приверженные борьбе с торговлей людьми, сейчас активно сотрудничают с пережившими эксплуатацию, которые помогают наладить контакт с пострадавшими от торговли людьми несмотря на стены отрицания и травмы. Они также борются с уголовными преследованиями тех, кого продают в секс-индустрии, поскольку большинство из них оказались в ней не по собственной воле, и добиваются криминализации покупателей секса и торговцев людьми, чтобы снизить спрос на эти преступления. 

Несмотря на это множество защитников секс-индустрии упорно отстаивают «право секс-работниц» зарабатывать деньги. Например, журнал Reason опубликовал за последние несколько лет две большие статьи, одна статья 2013 года называлась «Война против секс-работниц», а вторая статья 2017 года называлась «Американская полиция секса». В обеих статьях сенсационного толка рассказывалось, что людей лишают свободы зарабатывать «секс-работой», при этом усилия против сексуальной эксплуатации несовершеннолетних описывались как злобные и ханжеские попытки контролировать других людей.

«Меня насиловали больше раз, чем я могла бы сосчитать, и я даже не хочу об этом думать, — говорит мне Майерс-Пауэлл. — Это жизнь большинства проституированных женщин, даже эскортниц. В ней нет ничего гламурного. Выхода нет, даже если сутенеры говорят тебе: «Ты можешь уйти в любой момент». В реальности иногда ты физически заперта, иногда нет, но ты всегда заперта психически и эмоционально».

Трудно защищать «право» участвовать в секс-индустрии, когда значительная часть этой индустрии является преступной торговлей людьми, а остальная часть по последствиям мало от нее отличается. Но именно этим пытаются заниматься «профсоюзы секс-работников» в таких местах как Калифорния.

Даже если мы вообразим, что речь идет только о добровольном исполнении стриптиза без чего-либо еще, даже если мы примем как должное, что есть некое «право» зарабатывать таким образом, то остается один вопрос. Почему праву участвовать в секс-индустрии придается такое огромное значение, а право НЕ участвовать в ней считается не таким важным и игнорируется?

Защитники секс-индустрии и «профсоюзы секс-работников» игнорируют торговлю людьми не потому, что они с ней не сталкиваются или ничего о ней не знают, а потому что внимание к ней угрожает их доходам. Стелла Марр, ранее пережившая торговлю людьми, даже обнаружила связи между «профсоюзами секс-работников» и активными торговцами людьми, которые прямо наживались на принуждении людей к сексуальной эксплуатации.

Когда речь идет об индустрии, в которой настолько много эксплуатации, принуждения и нарушений прав человека как в секс-индустрии, защищать ее можно лишь сознательно закрыв глаза на причиняемый вред.

Жизнь после торговли людьми

Женщины, девочки и все люди, которые оказались в секс-индустрии, заслуживают достойного отношения и уважения, независимо от того, на каком отрезке своего пути они сейчас находятся. Определить, какая из организаций действительно противостоит торговле людьми довольно просто — достаточно посмотреть, помогает ли она людям в выходе из секс-индустрии. В США этим занимаются множество некоммерческих организаций, которые создали и возглавляют женщины, пережившие торговлю людьми. Эти организации устанавливают контакт с людьми в секс-индустрии, поддерживают тех, кто хочет выйти из нее, в том числе помогают им найти работу, которой те действительно хотят заниматься.

Энни Лоберт в течение десяти лет подвергалась торговле людьми, но ей удалось сбежать, после чего в 2005 году она создала благотворительную организацию в Лас-Вегасе «Проститутки за Иисуса». «Мы помогаем женщинам, на которых негативно повлияла секс-индустрия, обрести надежду, исцеление и полное восстановление», — говорится на веб-сайте организации. Среди программ организации есть безопасный дом, который описывается как «место для временного бесплатного проживания в течение 9-24 месяцев для женщин, пострадавших от торговли людьми или коммерческой сексуальной эксплуатации. Наша уникальная программа проживания направлена на полноценную поддержку с учетом травмы: духовную, физическую, психологическую и эмоциональную». Программа также включает «обучение жизненным навыкам и предоставление возможностей для образования» наряду с психотерапией.

Противоречивое название организации до сих пор вызывает много критики и споров, но Лоберт все еще не собирается от него отказываться. Она верит, что торговец людьми не убил ее тогда только из-за вмешательства Бога, и она хочет, чтобы все женщины в проституции знали, что Бог на их стороне. Она не читает женщинам нотаций и проповедей, в основе ее подхода — глубокое уважение и терпение ко всем, кто находится в секс-индустрии.

«Мы рассказываем им про то, что такое абьюз, газлайтинг и торговля людьми. Вы не можете помочь тем, кто выбирает держаться за токсичные отношения. Но вы можете посеять семена, предоставляя информацию. Мы продолжаем проверять, как у них дела, поддерживаем их эмоционально и молимся. Просто даем им знать, что когда они будут готовы уйти, они смогут найти поддержку», — говорится в твите организации.

Можно назвать Лоберт писательницей, исполнительной директоркой, ораторкой, я даже видела, как ее называют социальной работницей (хотя и неофициальной). Сама себя она называет собственным термином — «преодолевательница торговли людьми».

Однако ни она, ни большинство других переживших торговлю людьми, с которыми я говорила, никогда не называют себя «бывшими секс-работницами». Понять это нетрудно — такой термин подразумевает, что они сами выбрали свою эксплуатацию, более того, что эта эксплуатация была приемлемой, раз за нее платили деньги. Но хотя многие хотели бы, чтобы это было так, это неправда и никогда не станет правдой.

Авторка: Мэри Роз Сомарриба

Источник: Verily

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s