Насколько добровольно участие в порно: две истории

Защитники порнографии постоянно повторяют один и тот же аргумент: неважно, как обращаются с женщинами в порно, если они сами дали на это согласие. Но что, если никакого согласия и не было. Ниже приводятся две истории, присланные на сайт Fightthenewdrug.org, которые показывают, что то, что представляют себе потребители порно, может быть очень далеко от реальности.

«Я увидела, что неотредактированные порнофильмы – это кошмары»

Я из Мексики. Я хочу рассказать вам про момент, когда я поняла, что порноиндустрия – это сплошные изнасилования и торговля людьми.

Я основательница маленькой маркетинговой компании. Не так давно у нас был клиент из Лос-Анджелеса, который заказывал у нас редактуру видео. Платил за эту работу он очень хорошо.

После 2 месяцев совместной работы он сказал, что заплатит нам вдвое больше за редактуру порно видео. (При этом сама работа будет гораздо проще, чем то, что мы обычно делаем).

Мы согласились. Он прислал нам файлы, и позвольте рассказать вам, что я на них увидела. Это был «сырой» материал для порно – отснятые сцены без какого-либо монтажа. И они даже близко не были похожи на то, что можно найти на порно-сайтах.

В отличие от конечного продукта, который потребители порно видят онлайн, здесь девушки в буквальном смысле кричали в перерывах между сценами. Очень часто можно было услышать что-то вроде «Пожалуйста, хватит», «Я же сказала, что я не хочу это делать», «Пожалуйста, мне больно» и «Эй, прекрати это».

В тех видео, которые смотрит весь мир, маскируется и прячется насилие над исполнительницами. Вы никогда не можете знать, хотели ли они делать что-то на видео или вообще участвовать в съемке.

Я лично приняла решение вернуть тому парню деньги. Конечно, он сильно удивился. Мне вроде как было страшно объяснять ему причину, но, в конечном итоге, я сказала ему, что это не только противоречит моим убеждениям, но что «я не готова участвовать в таком ужасном преступлении».

Он ответил, что все в порядке, что «полно людей, которые готовы взяться за эту работу». Я поговорила с компанией и, вежливо, попросила больше никогда не связываться с нами.

У меня никогда не было привычки смотреть порно, а после этого случая у меня даже мысли не может возникнуть, чтобы его посмотреть.

Я считаю, что в наше время уже больше недостаточно избегать просмотра порно. Мы должны противостоять ему и указывать на то, что порно-индустрия ужасна и полна преступлений.

Мир должен знать правду про индустрию порно.

М.

«Они изнасиловали меня под дулом пистолета»

Я попала в индустрию порно в возрасте 22 лет. Мой первый агент сказал, что я буду успешнее в эскорте, так что я также начала принимать клиентов. Несколько недель спустя я прилетела в Нью-Йорк на съемку «хардкорной сцены». Мой агент не объяснил подробности о том, что там за хардкор, просто подчеркивал, что платят большие деньги.

В результате меня избили, поставили фингал под глазом и анально изнасиловали бейсбольной битой. Мне не разрешили покинуть съемочную площадку, говорили, что иначе мне ничего не заплатят. Я отработала свое, но это навсегда оставило у меня шрамы. Несколько недель спустя я попала в неотложное отделение больницы из-за разрывов ануса. Врач сказал, что я больше ничего не должна туда засовывать. Знал бы он, что произошло потом.

Мне угрожали агенты, которые попытались изнасиловать меня. Меня изнасиловали под дулом пистолета люди, которых я встретила в индустрии. Поначалу я слишком много пила, потом переключилась на кокаин, героин и мет. Меня использовали мужчины, которые предлагали мне дорогую съемку, если я займусь с ними сексом – только потом они исчезали. У меня был агент, который на месяц оставил меня в доме без денег и еды. Позднее я узнала, что он сидел на мете и возвращаться не собирался.

Несмотря на все это я даже не вышла из индустрии самостоятельно. По крайней мере, я не могла сделать это какое-то время.

Я перепробовала все виды наркотиков. Начала тусоваться с очень плохими людьми. Я спуталась с преступной деятельностью, и мне пришлось уйти ради безопасности. С января 2015 года я не участвовала в съемках. ПТСР и пустота, которая образовалась из-за внезапной утраты внимания, покорежили мне психику на много лет. Я то и дело ложилась в психиатрические отделения, реабилитационные центры, детоксы, приюты.

В апреле 2016 года мне, наконец, удалось стать трезвой, и я остаюсь трезвой по сей день.

Сейчас я работаю наставницей для жертв торговли людьми. Я поддерживаю женщин с зависимостью. Я вышла замуж и родила маленького мальчика. Кроме того, я сейчас учусь в университете. Несмотря на все, что я пережила, я выжила.

Я уже больше года не смотрела порно. Мы с мужем оба согласились, что это не для нас. Кроме того, как я могу смотреть, как девушки страдают перед камерой так же, как и я когда-то. Это же те же самые съемочные площадки, те же операторы и продюсеры, те же агенты, которые рекламируют ту же самую ложь снова и снова. Та же сцена, другое лицо. К сожалению, тот же результат.

Наконец, я решила, что хочу помочь и добиться перемен. Пока что я не хочу публиковать свое имя, но если я могу как-то помочь в движении против порно, то я этого хочу. Спасибо, что позволяете мне поделиться своей историей.

С.

Источник: Fight The New Drug

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s