Что меня беспокоит после выхода из проституции

Основное чувство, которое охватывает меня, когда я размышляю о своем опыте в проституции – чувство утраты. Это утрата невинности, утрата времени, возможностей, уважения, респектабельности и духовно опустошающая утрата связи с самой собой. Я могла бы продолжить, но основной элемент – это всегда чувство утраты.

Битва против утраты чувства собственной значимости продолжается бесконечно. В день, когда ты уходишь из проституции, нельзя волшебном образом вернуться к себе прежней. Перед тобой стоит задача собрать по крупицам то, что осталось от прежней тебя, но много ли от тебя осталось? И насколько способна ты, навсегда изменённая, разглядеть эти крупицы?

Что от меня осталось?

Я не могу определить, что осталось от меня после психического и эмоционального надругательства в проституции. Но я знаю, что эта книга, это вскрытие опыта проституции, была написана той мной, которая отвергает проституцию на самом глубинном уровне. Отвергает как для себя, так и для других женщин. Так что я знаю, что то, что побудило меня написать об этом – это та часть меня, которую проституция так и не смогла уничтожить. Я не знаю, сколько меня осталось, но меня осталось достаточно, чтобы предпринять это усилие, и я этому рада.

Согласно общему мнению проституция – это очень личная потеря, и, разумеется, так и есть, но мне кажется люди не учитывают другие бесчисленные потери, которые идут следом за проституцией. Я могу это понять, так как сомневаюсь, что я сама учитывала бы эти потери, если бы сама не была проституированной.

Но бизнес проституции создает и распространяет очень безличную обстановку, и та, кого превращают в товар, вынуждена принимать обезличивание себя самой. Утрата – это то, что объединяет все негативные стороны проституции. Это основной ее ингредиент и связующее звено, это главный вкус и основа для всех остальных составляющих рецепта.

«Однажды шлюха всегда шлюха»

Утраты проституированной бесконечны. Они бесконечны не только потому, что их не счесть, но и потому что у них нет предела, потолка, срока, после которого они перестанут вторгаться в жизнь женщины. Нет социально приемлемых границ, которые женщина может установить между проституцией и собой. Об этом даже есть поговорка: «Однажды шлюха всегда шлюха». Женщина может уйти из проституции несколько лет назад, как я, но она все равно будет беспокоиться, как ее прошлое может повлиять на ее ребенка. Она могла уйти из проституции десятилетия назад, и она все равно будет беспокоиться, что из-за этого могут дразнить и травить ее внуков.

Утраты включают безопасность и защищенность, достоинство, репутацию и социальный статус. Это старые утраты, ничего нового, но они могут стать чудовищными, если ты увидишь, что они коснулись твоих близких. Ком к горлу подступает и сердце кровью обливается, когда понимаешь, что твои любимые могут быть затронуты этим стыдом из-за связи с тобой.

Есть еще одна утрата, о которой мне сложно упоминать здесь – утрата человечности. Я боюсь упоминать о ней, потому что я не верю, что когда-либо в течение жизни я была меньше, чем человеком. Но определенно со мной обращались так, словно я не человек. В проституции мужчины дегуманизируют женщин, а женщины должны дегуманизировать самих себя, чтобы исполнять те акты, которых от них требуют мужчины. Это не значит, что женщины перестают быть людьми, но это значит, что с ними обращаются таким образом, и они находятся в обстановке, в которой они не только должны принимать такое обращение, они должны активно стремиться к нему и должны относиться к себе так же.

Я потеряла свою человечность

И да, здесь тоже есть утрата – это утрата веры в свою собственную человечность. Что вообще такое утрата, как не потеря связи с чем-то? В этом смысле, я потеряла свою человечность. Я потеряла свою человечность, потому что я потеряла связь с ней. Я никогда не забывала про нее, но я притворялась, потому что мне платили за это притворство, что для меня нет никаких последствий. Есть сферы жизни, в которых важно верить в определенную ложь.

Мое окружение внушало мне, что моя человечность не имеет значения, и мне нужно было в это верить. Почему? Потому что легко отстраниться от того, что неважно. Еще есть утрата, о которой я уже упоминала, утрата для проституированных женщин как группы. Как ни грустно, и в каком-то смысле парадоксально, но главная утрата для проституированных женщин как группы – это то, что они группа. Им приходится признать и принять тот факт, что нас всех коллективно отстранили от остального общества и вести себя соответственно, утешать подруга подругу в этом знании.

Ради себя самой я верю, что мне повезло, что у меня была компания других проституированных женщин. Они понимали меня. Они не осуждали меня. Мы не могли осуждать подруга подругу, но сама наша связь как группы укрепляла нашу сепарацию от остального общества. Да, конечно, нам было бы хуже, если бы нас отрезало от общества по одиночке, но одновременно это означало, что существование нашей группы было естественным.

Настороженность окружающих

В этом есть положительные и отрицательные стороны, и главная отрицательная сторона определяется утратой. Мы коллективно потеряли социальный статус и какое-либо уважение в глазах общества. И нам пришлось это прочувствовать со всей силой, со всей болью. Когда я еще стояла на улице, я особенно сильно это ощущала. Помимо мужчин, которые специально приходили за нами, я не помню случая, чтобы случайные прохожие не бросили на нас настороженный взгляд и не ускорили шаг. Интересно, хоть кто-то из них осознавал, как много для нас значило бы нормальное и банальное «Добрый вечер, девушки»?

Может показаться, что быть исключенной всей группой — это не так катастрофично, как быть исключенной в одиночестве. И если бы эти два метода исключения работали бы независимо друг от друга, то возможно, так и было бы. Однако правда в том, что исключенные как часть группы также испытывают исключение как отдельные люди. Они сталкиваются с барьерами и изгнанием на обоих фронтах. Это верно не только для проституированных, но и для членов всех социально презираемых групп.

Проституция откровенно пропагандирует обезличенный секс, а это всегда плохо для женщин – для всех женщин. Проституция откликается во всех сферах общества. Она создает в головах мужчин иллюзию, что женщины – это не такие же люди, как и мужчины, а просто ходящие носители товара. Проституция поддерживает убежденность мужчин, что женщины выполняют одну основную функцию независимо от того, платят ли им за нее или нет – быть сосудами для сексуальной разрядки мужчин.

Женщины как вещи

Женщин незаметно и легко изгоняют из царства людей. Они не такие же люди как мужчины. Проституция скрывает человечность женщин в обществе в целом, но одновременно, когда женщины терпимо воспринимают проституцию других женщин, они теряют ощущение своей собственной человечности. Когда женщины терпят проституцию, то они на самом деле терпят дегуманизацию своего пола в самом широком и всеобъемлющем смысле. Западные страны, в правительствах которых доминируют мужчины, с пугающей скоростью легализовали проституцию. Почему это не привело к бунту женщин?

Повсеместного женского бунта не происходит, потому что женская сексуальность так давно воспринимается как товар, что женщины начали верить, что необходим отдельный класс «других» женщин, которые будут этот товар обеспечивать. Если женщина спокойно воспринимает то, что с какими-то другими женщинами так обращаются, если она принимает проституцию под вывеской «либерализма» или чего-то другого, это значит, что она согласна сама оказаться в проституции, если обстоятельства сложатся определенным образом.

Принятие проституции

Принятие проституции делает всех женщин потенциальными проститутками в глазах общества, поскольку есть только два требования для того, чтобы женщина оказалась в борделе: тяжелые личные обстоятельства (а кто знает, когда они могут случиться с каждой из нас?) и наличие у нее вагины. Все женщины соответствуют как минимум одному из этих требований с рождения.

Это стоит повторить еще раз. Если терпимо относиться к тому, что какие-то женщины превращаются в товар, то все без исключения женщины потенциально подходят для проституции. Если женщина принимает проституцию как часть общества, то она принимает это как личный путь для себя, даже если она сама этого не осознает, и да, это утрата.

Отрывок из книги Рейчел Моран «Оплачено: мой путь через проституцию».

Thejournal.ie

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s