Вебкам: невыносимая лёгкость «заработка»

Статья изначально была опубликована в группе «Эвридика» (феминистская инициатива против торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации, Новосибирск).

Во время самоизоляции многие частично или полностью потеряли работу. Острее всего это сказывается, конечно, на женщинах. Когда какая-то группа людей становится более уязвимой, секс-индустрия не дремлет. Мы отмечаем необычайный всплеск новостей в СМИ о «работе» в видеочатах. Акцент в этих статьях делается на больших заработках, которые сулят студии, и нормализации этой сферы секс-услуг. «Как коронавирус озолотил вебкам-моделей» — это заголовок Life.ru. «Откровения сибирских моделей, зарабатывающих 150-200 тысяч» расписывает NGS.ru. Ранее почти полностью игнорируемое явление в момент женской безработицы привлекло внимание журналистов со всех регионов. Наберите «вебкам» в поиске по новостям, и вы увидите регулярно выходящие однотипные материалы.

Для девушек и женщин, оказавшихся в тяжёлой жизненной ситуации и отчаявшихся найти работу в кризис, эти предложения могут показаться выходом, но это не так. Давайте обрисуем реальность “легкого заработка” с помощью исследования Кризисного центра для женщин и открытых данных из сети.

Как она (вы) начали работать в вебкаме?

“Ей написали вк, что она симпатичная и не хотела ли бы она поработать на сайте психологической помощи. Она заинтересовалась, потом узнала, что это за «помощь», но всё равно продолжила отвечать на сообщения, а в итоге согласилась.”

“После полугода безуспешных попыток устроиться на работу столкнулась с тем, что на кредитке накопился долг. Влезать в новые не хотела. Требовались «быстрые» деньги.”

“Выгнали из художки, без опыта и образования не брали никуда, нашла девушку вконтакте, которая предлагала этот вариант, написала ей.”

“Случайно — пришла на собеседование в колл-центр, это оказалась студия.“

“Ей рассказали, как это отлично подходит для мамочек — свободный график, хорошие деньги и нет физического контакта, это ж не проституция.“

“Яндекс.Работа”, “объявление на сайте с предложениями о работе”, “через объявление в вк”.

Вебкам-индустрия — это не такая же профессия как, например, оператор колл-центра. Никто не платит деньги за разговоры. «Клиенты» требуют исполнения всё более извращённых практик, потому что «лёгкую эротику» могут получить бесплатно на просторах сети. Владельцы студий требуют от женщин выполнять всё, что скажут «клиенты», а иначе выписывают штрафы, грозят увольнением или оказывают психологическое давление.

Практически у всех переживших какой-либо вид сексуальной эксплуатации развивается ПТСР. Его симптомами являются необоснованный страх и тревожность, даже когда опасная ситуация миновала, нарушения сна, кошмары, навязчивые воспоминания о травмирующих событиях, патологически низкая самооценка, панические атаки, суицидальное поведение. Восстановление может занять годы, особенно если у вас уже сейчас имеются какие-либо расстройства или тревожные состояния.

Как она (вы) сама относилась к своей работе?

“Во время самой работы было все равно, т.к. употребляла наркотики. Сейчас негативно.”

“Сначало было страшно и стыдно, потом я стала гордиться, что я самодостаточная и клиенты говорят, что красивая и сексуальная. Потом чувствовала сильную боль и предательство себя. Поняла, что это убивает меня.”

“Говорила, что были симптомы деперсонализации: когда не испытываешь эмоций и смотришь на себя как бы со стороны.”

“Отвращение, но нужны были деньги, потом безразличие.”

“Эта работа унизительна и очень влияет на психику и здоровье.”

“Ненавидела эту работу от начала и до конца.”

“Когда работала в режиме “только флирт” воспринималось более-менее легко. При попытке работать “полноценно” очень быстро появилось отвращение к себе и к этой сфере, хотя поначалу было весело. Вроде как раскрепощаешься. Сейчас неприятно вспоминать все, что с этим связано, понимаю, что это было скорее актом самонаказания.”

“Сначала кажется все хорошо и легко, потом начинаешь ненавидеть себя.”

“После первого раза была в ужасе и не могла несколько месяцев заниматься сексом вообще.”

“Жалею об этом. Постоянно боюсь, что об этом кто-то узнает. Мечтаю сделать пластическую операцию, чтобы по видео не узнавали.”

Официальной статистики по этому сегменту нет, и может показаться, что отсутствие физического контакта с клиентом устраняет все риски. Хотя это верно для беременности и ЗППП, все еще возможны психологическое насилие, принуждение и шантаж, как со стороны “клиентов”, так и со стороны владельцев бизнеса. Проблемы с психическим здоровьем также провоцирует деятельность, заключающаяся в собственной сексуализации, объективации и подчинении.

Сталкивалась ли она (вы) с насилием?

“Клиенты конечно хотели все, извращённо и бесплатно. Я не позволяла на себя давить, этим и объясняется низкий заработок.”

“Работодатель после шестичасовой беспрерывной работы не позволял выйти из студии до магазина, чтобы покушать, ругал за частые перерывы, запретил находиться в маске для анонимности, постоянно писал в контакте, когда я находилась онлайн, с приказами быть поживее иначе меня нет смысла «держать здесь».

“Были попытки принудить, но это всегда выбор — отказать и упустить заработок, согласиться и делать то, что не нравится.” (ответ владелицы)

“Многим не нравилось и они многое не хотели бы делать, но там сыпались монеты именно за необычные просьбы.“
“Думаю, сталкивалась: несколько раз замечала гематомы и порезы, объяснить которые она резко отказалась, могла разреветься из-за вопроса.”

“Даже «приятные» клиенты проявляют жесткость. «Я тебе плачу, делай, что я сказал. Улыбайся». Просили бить, дать мне снотворное и совершить половой акт со спящей и т. д.”

Если отвлечься от рассуждений о вреде для ментального здоровья, заработки «вебкам-моделей» не так высоки, как пишут. Первые дни платформа держит новых пользовательниц в топе, обеспечивая большую посещаемость и создавая иллюзию лёгких денег, но потом модель вынуждена обеспечивать интерес зрителей, чтобы быть на начальных страницах. От половины и больше забирает себе студия. Сутенёры не заинтересованы в высоких заработках женщин, наоборот, они пытаются извлечь наибольшую выгоду, ставя слишком много изнурительных смен, штрафуя за отказ выполнять запрос «клиента», заставляя работать «в паре» с мужчинами.

От чего зависел ее (ваш) доход в вебкаме?

“Были просьбы, которые, если не выполнишь, не получишь денег. Были обзывательства, если я отказываюсь что-то делать.“

“Никогда не знаешь, отработаешь ли минималку по смене на студии, и всегда сама виновата в этом, это очень давит.”

“Пока ты новенькая — висишь в топах, у тебя больше шансов увести в приват клиента, потом заходят все реже, и те кто получили уже от тебя приватные шоу (им становишься просто неинтересной).”

Как и во всей секс-индустрии, в вебкаминге спроса больше, чем предложения, и сутенеры стараются удерживать вовлеченных. Из-за цифрового измерения женщины особо уязвимы перед шантажом и кибер-преследованиями с использованием распознавания лиц. С уходом из индустрии риск остается: на большинстве сайтов при регистрации вы передаете права на запись и продажу видео владельцам и записи сессий могут продолжать циркулировать по сети.

Сталкивалась ли она (вы) с трудностями при попытке оставить вебкам-бизнес?

“Да, с большими трудностями, вплоть до шантажа и угроз.“

“Соврала владельцу студии, что получила перелом ребер. Сказал, что не заплатит за последнюю неделю пока не вернусь обратно. Оборвала все связи.“

“Я просто перестала этим заниматься, а у сестры были проблемы с полицией и владельцами главной студии.”

“Нашли в соцсетях, был шантаж, пришлось удалить все соц сети и создать новые закрытые профили без намеков на то, что это можешь быть ты. Теперь вечная паранойя.“

“Да, были трудности. Когда я захотела прекратить работу, это было легко и просто. Два месяца я не вспоминала об этом. Потом мой парень решил впервые за все это время посмотреть, как это выглядит и нашел. Оказалось, что студия забыла удалить этот аккаунт.”

“Постоянно деанонили, находили страницы в ВК и фб, травили.“

“Администрация пыталась угрожать и не стала удалять рабочий акк.”

“Просто перестала заходить на сайт. Я пыталась удалить аккаунт, но он не удаляется и мне до сих пор приходят сообщения от сайта.”

“Были, пришлось переехать в другой город и оборвать практически все связи — это было ужасно. Звонки с угрозами (пока не сменила номер) и т. п.”

“Все свои данные удалила с сайтов и соцсетей, но на порно сайтах есть записи со мной.“

Требовать выполнения нежелательных действий сексуального характера за деньги — это нарушение личных границ и посягательство на человеческое достоинство. Сексуальность — это неотъемлемая часть личности и поэтому не может быть товаром. Вебкам-индустрия — это торговля людьми.

Если вы женщина, и вам в сложный жизненный момент приходит в голову мысль «а не попробовать ли мне…», не оставайтесь наедине со своими мыслями. Поговорите с кем-то из близких, кому вы доверяете, или обратитесь на горячую линию психологической поддержки. Напишите в соцсетях пост о своих навыках и расскажите, что ищете работу.

Если же вас, наоборот, злит подобная реклама и проплаченные новости, вы можете жаловаться на записи в соцсетях в техподдержку, призывать к ответу СМИ в комментариях и через формы обратной связи. И помните: тяжёлые времена проходят. Всё никогда не будет окончательно «хорошо», но обязательно будет лучше.

Авторки: Min Hf и Геля Бессмертная

Источник: Группа «Эвридика»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s