Коронавирус и глобальная секс-индустрия: факты и возможные решения

Статья Даны Леви – женщины, пережившей проституцию, и активистки движения против проституции в Израиле, где недавно было принято законодательство по типу Шведской модели. В статье она показывает, как пандемия коронавируса обнажила три факта о секс-индустрии, которые уже были очевидны многим феминисткам: 1. Мужчины МОГУТ выжить без доступа к проституции. 2. Большинство женщин, вовлеченных в проституцию, крайне бедны. 3. Легализация/декриминализация проституции не предоставляет практически никакой защиты для вовлеченных в нее женщин. Она также обсуждает возможные решения – как временные в период кризиса, так и долгосрочные. По ее мнению, эти решения вполне реальны, более того, они на удивление просты.

Последствия коронавируса становятся все очевиднее, и газеты все чаще печатают знаменитую цитату Томаса Рейда 1786 года: «Цепь крепка настолько, насколько крепко ее самое слабое звено». В современном социальном контексте это значит: «Сила нашего общества равна положению самых слабых, самых маргинальных его членов».

Те, кто держит глаза открытыми, не могут не заметить, что сейчас трудно найти более маргинализированных членов общества, чем женщины в секс-индустрии. Сейчас в каждой стране эти женщины находятся на грани выживания.

Три факта о проституции, которые уже были очевидны многим феминисткам

Пандемия коронавируса и различные государственные ответные меры продемонстрировали три факта о секс-индустрии, о которых всегда знали многие феминистки.

1. Мужчины могут выжить без доступа к проституции

Вопреки тому, что нам всегда твердили, мужчины могут прекрасно жить без платы за секс.

Европейская сеть женщин-мигранток прекрасно это сформулировала:

«Германия, Нидерланды и Швейцария – страны с крупнейшими рынками регулируемой проституции в Европе – закрыли все бордели и некоторые даже ввели штрафы за нарушение нового правила. Если феминистские активистки десятилетиями безуспешно твердили, что сексуальное удовлетворение не является базовой человеческой потребностью, коронавирус убедил в этом за считанные дни. Даже государства с наибольшей легализацией заявили: мужчины могут жить без того, чтобы подобная индустрия удовлетворяла их “потребности”».

Когда речь шла о наиболее уязвимых женщинах и девочках, в основном мигрантках, чьи жизни подвергались опасности и уничтожались в проституции, общество заявляло, что с этим ничего нельзя поделать. Но как только вирус начал угрожать жизням мужчин среднего класса, власти моментально закрыли бордели, ни на секунду не задумываясь.

2. Большинство женщин, вовлеченных в проституцию, крайне бедны

Во время кризиса коронавируса стало невозможно отрицать крайнюю нищету женщин, вовлеченных в проституцию. Они очень бедны – практически без исключения. Доказательства экономических трудностей этих женщин стали очевидны по всему миру, как в богатых, так и в развивающихся странах, независимо от законодательства и подхода к проституции в той или иной стране.

В прошлом месяце в Великобритании «Английский коллектив проституток» призвал к финансовой помощи «секс-работникам», заявив: «Эти люди уже и так жили, проедая все доходы, и без сбережений. Они просто не выживут сейчас».

В ответ на жалобы о том, что после введения карантина на улицах Брюсселя все еще присутствуют проституированные женщины, представитель местного профсоюза «секс-работников» заявил:

«Это тяжелое время для секс-работников. У них нет никаких ресурсов, так что они продолжают выходить на улицы, чтобы выжить».

В Германии более 80% вовлеченных в проституцию являются иностранками. Большинство из них лишились каких-либо денег за один день. Наиболее уязвимые оказались на улице, поскольку они больше не могут снимать жилье. Сейчас эту кошмарную ситуацию одинаково описывают как протестующие против легализации секс-индустрии, так и ее сторонники.

В Нидерландах растущее число женщин в секс-индустрии игнорируют карантин, потому что в противном случае они просто не смогут выжить. Одна из них сообщила, что она решила работать на дому, как и многие другие женщины. «Им приходится, потому что нельзя же голодать», — объясняет она.

Многие семьи, особенно малоимущие, столкнулись во время карантина с серьезными финансовыми трудностями, порою экстремальными. Тем не менее, я еще не слышала о другой социальной группе, которая бы так стремительно оказалась в крайней нищете, причем во многих, очень разных странах. Мы должны спросить, связано ли это с низким уровнем дохода в секс-индустрии или с другими факторами.

Уровень дохода в проституции может сильно варьироваться, но многие молодые женщины, особенно только что попавшие в индустрию, могут зарабатывать намного больше, чем средняя зарплата в их стране. Несмотря на это отчаянное финансовое положение женщин в глобальной секс-индустрии кажется независимым от доходов. Например, вот что говорит женщина из Франции:

«Мои клиенты довольно богаты. Они осознают риски и больше не обращаются ко мне», — говорит Шарли, 28-летняя парижанка, которая утверждает, что обычно зарабатывает 2000 евро в месяц.

«У меня отложено немного денег, но их не хватит, чтобы продержаться больше месяца», — говорит она.

Женщина из Израиля говорит то же самое:

«Я чувствую себя дерьмово, потому что я зарабатываю много денег. В обычный день я зарабатываю 1500 шекелей. На данный момент я в порядке финансово. Я все еще могу сохранять приличный стандарт жизни, мне не нужна социальная помощь. У меня нет сутенера, я работаю по выбору. Я могу прожить еще месяц без работы, потому что я отложила денег. Но после этого я не знаю, что со мной будет».

Экономические проблемы этих женщин разоблачают ложь лоббистов секс-индустрии. Многие сторонники секс-индустрии признают, что проституция может быть опасной и причинять вред, по крайней мере, некоторым вовлеченным в нее женщинам, но они заявляют, что экономическая выгода от нее оправдывает риски.

Они говорят, что возможности некоторых женщин настолько ограничены, что единственный приемлемый для них вариант – секс-индустрия. Они говорят мне, что если я не могу немедленно предложить хорошую работу каждой бедной матери-одиночке из Нигерии, Румынии или Китая, то я должна заткнуться и позволить этим женщинам построить лучшую жизнь для себя и своих детей с помощью проституции.

Я всегда говорила о том, что проституция не является для женщин способом изменить свое экономическое положение. Все деньги, заработанные в проституции, исчезнут – уйдут сутенерам, эксплуататорам в ее семье и/или наркодилерам. Кроме того, женщины в проституции очень часто импульсивно тратят все свои деньги и не сохраняют никаких сбережений – это форма психологической компенсации.

Кризис коронавируса продемонстрировал то, что многие из нас прекрасно знали – секс-индустрия не создает для женщин возможности для социальной и экономической мобильности. Самые успешные из проституированных женщин имеют сбережения на ближайший месяц, но остальные остались без еды, многие без крыши над головой, уже через пару дней после введения карантина.

Я много путешествовала по миру, и я посещала бедные деревни на Востоке и в Восточной Европе. Образ жизни там был очень простым, никакой роскоши, но там у людей хотя бы есть крыша над головой и пища на каждый день.

3. Легализация/декриминализация секс-индустрии не предоставляет вовлеченным в нее женщинам практически никакой защиты

Кризис коронавируса показал, что вне всяких сомнений легализация и полная декриминализация секс-индустрии не обеспечивают никакой стабильности и не предлагают практически никакой защиты женщинам – даже теперь, когда защита нужна больше, чем когда-либо.

Некоторые люди считают иначе, или они притворяются, что так думают. Например, «Английский коллектив проституток» попытался воспользоваться пандемией и потребовал полной декриминализации секс-индустрии в Великобритании. Их требования включают:

«Немедленный и упрощенный доступ к финансовой поддержке для секс-работников в кризис и статус работников, чтобы они могли получить больничные, компенсации за простой и другие льготы, которые требуют остальные работники».

«Декриминализация секс-работы и немедленный мораторий на рейды, аресты и уголовные преследования».

«Уменьшение арендных, ипотечных и коммунальных выплат и предоставление экстренного временного жилья для бездомных секс-работников».

Среди совершенно оправданных требований экстренной помощи они спрятали требование декриминализовать сутенерство. Потому что, когда они говорят «декриминализация секс-работы», они имеют в виду не только женщин, они говорят о сутенерах, владельцах борделей и проституторах.

Однако сообщения из тех стран, в которых проституция признана профессией, опровергают их утверждения о том, что это обеспечит женщин «больничными, компенсациями за простой и другими льготами, которые требуют остальные работники».

Германия

В Германии, где секс-индустрия легализована, бордели были закрыты в качестве одной из первых мер против распространения коронавируса. Тем не менее, женщины в немецкой секс-индустрии практически никогда не работают по трудовому договору. В основном они являются самозанятыми и должны платить соответствующие налоги. Хотя теоретически они могут получить финансовую помощь, которую правительство Германии предлагает фрилансерам на время эпидемии, большинство из них иностранки или работают нелегально, так что этот путь для них закрыт.

По словам Гушке Мау, лидерки организации переживших секс-индустрию «Nezwerk Ella», очень часто у этих женщин:

— Нет медицинской страховки или она очень плохая.

— Нет статуса работницы, или он недостаточен.

— Нет права на социальные выплаты или льготы.

Мало того, что этих женщин бросили без каких-либо финансовых ресурсов. Некоторые муниципалитеты в Германии, например, Штутгарт и Карлсруэ, собирают штрафы не только с нарушающих предписания владельцев борделей, но и с женщин.

Австралия

Аналогичная ситуация сложилась в австралийских штатах Новый Южный Уэльс и Виктория, где секс-индустрия была, соответственно, «декриминализована» и «легализирована».

В Новом Южном Уэльсе владелица борделя была приговорена к штрафу в 5 000 долларов за нарушение директив согласно разделу 7 Акта об общественном здоровье 2010 года. Три ее сотрудницы также были оштрафованы на 1 000 долларов.

В Виктории полиция выписала 13 штрафов 1 апреля 2020 года за нарушения ограничений штата в связи с коронавирусом. Например, «в Гилонге бордель был оштрафован на 9 913 долларов, эскортница была оштрафована на 1652 доллара».

Симона Уотсон, пережившая секс-индустрию директорка «Коалиции Австралии за шведскую модель», сообщила мне, что технически женщины в секс-индустрии, как и любые легальные налогоплательщицы, должны иметь право на выплаты по безработице, независимо от того, являются ли они самозанятыми или работницами по договору. Тем не менее, этого не происходит, потому что большинство этих женщин не зарегистрированы. Уотсон говорит:

«Австралийские женщины регистрируются в налоговой как «работницы сферы развлечений» или «независимые контрагенты». Теоретически они должны иметь право подать заявление на пособие во время кризиса COVID-19. Тем не менее, большинство женщин в проституции не являются гражданками Австралии – многие из них из Китая, Таиланда и Кореи. Но все женщины, как «легальные», так и жертвы траффикинга, сталкиваются с угрозой ареста за занятие проституцией в штатах с декриминализованной секс-индустрией».

Новая Зеландия

Лоббисты секс-индустрии часто рассказывают о Новой Зеландии как о рае для всех в секс-индустрии. Пандемия достигла отдаленное островное государство довольно поздно, шаги для профилактики распространения вируса были предприняты незамедлительно. «Wahine Toa Rising», организация, основанная пережившими проституцию, которая выступает за поддержку и службы помощи по выходу из секс-индустрии для женщин и детей в Новой Зеландии, пытается найти экстренное, но приемлемое решение.

Представительница организации, Алли Мари Даймонд, говорит, что ситуация сложилась экстремальная:

«Женщинам и молодым людям рекомендовали немедленно прекратить «секс-работу». Женщинам в Новой Зеландии сложно получить финансовую помощь. Большинство женщин даже не могут обратиться в государственные службы за выплатами. Сейчас идут обсуждения по поводу того, могут ли они претендовать на пакет для стимуляции бизнеса».

«Многие люди пытались обращаться за выплатами, но не получили ответа. Возможно, причина в росте заявок во время пандемии. С тех пор как был принят Акт о реформе проституции [полная декриминализация секс-индустрии в 2003 году], они должны иметь право на государственные выплаты для индивидуальных предпринимателей, но вместо этого «Коллектив проституток Новой Зеландии» рекомендует им подавать заявления на пособия по безработице. Кэтрин Хили из «Коллектива проституток Новой Зеландии» также советовала, что, возможно, они смогут найти альтернативный источник доходов, например, заняться вебкамингом. Более того, многие женщины в секс-индустрии не являются жительницами Новой Зеландии и считают, что они не могут претендовать на выплаты».

Мы говорим о государствах с высоким ВВП и хорошо развитой системой социальной помощи, но даже в них женщины в секс-индустрии не имеют реальной защиты, даже если индустрия совершенно легальна. Если сутенер имеет официальный статус, он не торопится использовать его для создания подушки безопасности для женщин в его борделях.

Так в чем же решение?

Единственное долгосрочное решение – помогать людям навсегда покинуть секс-индустрию. (Это ключевой компонент Шведской модели).

Но есть несколько возможных вариантов того, что можно делать в данный момент. Они основаны на практических предложениях, которые уже давно продвигают аболиционистки и пережившие секс-индустрию из разных стран мира.

23 марта 2020 года «Wahine Toa Rising» направила письмо министрам Новой Зеландии, чтобы привлечь их внимание к бедственному положению женщин в проституции во время кризиса коронавируса. Они предлагают оказывать экстренную финансовую поддержку женщинам и молодым людям, вовлеченным в проституцию, включая тех, кто не имеет официального статуса. Они также предлагают, что правительство должно прояснить обязательства владельцев борделей перед женщинами из их заведений. Наконец, в письме порицается рекомендация «Коллектива проституток Новой Зеландии» заняться пока вебкамингом и порнографией:

«Этот совет с большой вероятностью будет иметь негативные последствия для женщин и молодых людей, поскольку он призывает их выкладывать откровенные материалы в Интернет, и они не смогут контролировать их дальнейшее распространение. Эти материалы могут использоваться для того, чтобы пристыдить, оскорбить или шантажировать их, что может затруднить их выход из проституции в будущем».

Японские аболиционистки предпринимают схожие шаги. 6 апреля они направили письмо в правительство, протестуя против дискриминационной политики социальной помощи во время кризиса коронавируса. Родители детей младшего школьного возраста, работающие как индивидуальные предприниматели, которых затронуло закрытие школ, могут получить финансовую помощь. Активистки требуют, чтобы эту помощь также могли получить женщины в секс-индустрии.

В отличие от лоббистов секс-индустрии, они не призывают декриминализовать сутенеров или определить проституцию как профессию. «Женщины из хост-клубов и секс-бизнесов Японии должны стать первоочередными получательницами финансовой помощи», — говорят они. При этом они уточняют: «Мы должны защищать право отдельных людей на переход в занятость в другой индустрии, поэтому до конца периода карантина и по его завершению, мы должны предоставлять им, по их выбору, финансовую, юридическую и медицинскую помощь».

В Израиле кризис поставил благотворительные организации и систему социальной помощи в крайне уязвимое положение. В прошлом году прошли три избирательные кампании и функционирующее правительство все еще не сформировано. Акт по покупке секса должен вступить в силу 1 июля 2020 года, и мы все еще не знаем, будет ли он отложен до конца кризиса, продолжительность которого неизвестна.

Благотворительные организации все еще не получили полностью обещанный им бюджет для помощи женщинам в проституции, но это не мешает им самостоятельно мобилизовать ресурсы для экстренной помощи. Мобильные клиники продолжают предоставлять им еду и медицинские тесты. Экстренные убежища и реабилитационные хостелы продолжают работать в трех городах, пусть и в ограниченном формате.

Все больше и больше женщин обращаются за помощью, в то время как дополнительное финансирование в основном поступает от частных доноров. Некоммерческая организация «Ло Омдот Минегед» («Не стой в стороне»), которая предоставляет экстренную помощь женщинам, пережившим или находящимся сейчас в секс-индустрии, раздает примерно 50 продуктовых наборов (на неделю) в день. Эти услуги спасают жизни, но они не могут заменить стабильный доход для оплаты счетов и жилья.

Женщины в активной проституции оказались между двумя ужасными вариантами: выйти из проституции в условиях экстренной ситуации, что означает отсутствие денег на съем жилья, или оставаться в проституции, подвергая риску личное и общественное здоровье. Им мог бы помочь ускоренный процесс получения социальных пособий. Тем не менее, из-за текущей ситуации процесс, наоборот, замедлился. Комитет по торговле людьми и проституции, тем не менее, направил множество предложений в Министерство социальной защиты, в том числе, предложив экстренное выделение финансовых средств местным некоммерческим организациям, оказывающим помощь.

Я бы предпочла такое решение, как ускоренная программа по выходу из проституции, которая бы включала ускоренную процедуру получения ежемесячных средств для женщин, которые хотят выбраться из проституции – с гарантиями полноценной программы реабилитации (включая регулярное социальное пособие) после кризиса.

В Германии «Nezwerk Ella» предлагает другие практические (и блестящие) идеи, которые может принять любое правительство, в том числе:

— Запрет на покупку секса, штрафы для проституторов.

— Считать женщин в проституции группой риска по коронавирусу по умолчанию.

— Создать экстренные места для проживания женщин в проституции (например, в гостиницах и квартирах), запретить клиентам и сутенерам посещать их.

— Экстренная финансовая помощь.

— Предоставление услуг по психологической помощи и реабилитации от наркозависимости.

— Отмена любых санкций против женщин в проституции.

Это простые и дополняющие друг друга решения. У них есть одна общая черта: они признают, что сутенеры, легальные или нет, не будут добровольно брать на себя ответственность за женщин, которых они эксплуатируют.

Только правительства могут и должны взять на себя эту ответственность, в том числе, они должны принять штрафы и другие санкции против сутенеров и проституторов, и направить финансы для помощи женщинам в проституции. Они должны мобилизовать некоммерческие и общественные организации, которые уже поддерживают женщин в секс-индустрии (они в любом случае будут этим заниматься), поскольку теперь пришло время проявить уважение к их опыту и профессионализму.

Оригинал статьи и ссылки на источники на сайте Nordic Model Now

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s