Я была суррогатной матерью из альтруизма, и теперь я против ЛЮБОГО суррогатного материнства

Я стала бесплатной суррогатной матерью для своих друзей, выносила и родила близнецов. Это был неописуемо травматичный опыт, после которого мне пришлось лечиться от посттравматичного стрессового расстройства (ПТСР). Я никогда и ни с кем не говорю про этот опыт, потому что он до сих пор чрезвычайно болезненный для меня.

В СМИ мы слышим только позитивные истории, которые продвигают организации, лоббирующие суррогатное материнство. Очень важно, чтобы люди слышали истории о том, что во время суррогатного материнства все может закончится очень плохо, и что оно может изменить всю жизнь женщин, которые предлагают свои тела для чужого использования.

Я стала суррогатной матерью для друзей. Я наивно полагала, что раз роды моих собственных детей прошли хорошо, то суррогатная беременность тоже будет легкой. Я думала, что владею достаточной информацией, и я поговорила с некоторыми другими суррогатными матерями, прежде чем принять окончательное решение.

Однако я согласилась до того, как узнала, насколько интрузивные и вредные медицинские процедуры мне предстоит пройти. Я наивно полагала, что мне просто имплантируют эмбрионы в соответствии с моим собственным менструальным циклом. Я не понимала, что мой естественный цикл нужно будет прекратить химическим путем, и для этого мне придется принимать огромные объемы вредных синтетических гормонов, цель которых – создать у меня искусственный цикл, который соответствует донорке яйцеклеток.

Когда я узнала, как много гормонов мне придется принимать, я чувствовала, что уже поздно идти на попятный, ведь это вызовет отчаяние у моих друзей. Я пошла против здравого смысла и моих собственных инстинктов, которые предупреждали меня – просто потому, что я не хотела обидеть или расстроить своих друзей.

Меня также убедили согласиться на имплантацию двух эмбрионов, чтобы повысить вероятность беременности. Теперь я понимаю, что я не до конца осознавала, что вынашивание и роды близнецов связаны с повышенными рисками.

Оглядываясь назад, я понимаю, что я считала свое собственное здоровье и безопасность не такими важными, как желания предполагаемых родителей. Я также понимаю, что на тот момент мое собственное психологическое состояние было не наилучшим. По сути я принимала эти решения под влиянием «комплекса мученицы», и я шла на неоправданное самопожертвование. Я совершенно не считала себя саму приоритетом. Это было связано с очень низкой самооценкой и отсутствием уверенности в себе. У меня была установка, что моя ценность зависит от того, насколько я полезна для других людей. У меня было чрезмерное стремление «служить другим».

Это очень характерно для женщин. Женская социализация означает, что девочек и женщин поощряют и учат ставить себя на второе место, считать приоритетом потребности других людей и «быть доброй». Необходимо анализировать, изучать и проводить исследования женкой социализации и психологии в контексте суррогатного материнства из альтруизма.

В течение беременности я столкнулась с совершенно неожиданной для меня ревностью и злостью со стороны будущей матери детей. Она была очень расстроена, что я так легко забеременела. Оба родителя сильно давили на меня, настаивая на том, как и где я должна рожать. Мне приходилось быть очень настойчивой, чтобы донести до них мысль, что это мое тело, и что роды – это физиологический процесс, для которого важно, чтобы мать чувствовала себя наиболее безопасно и комфортно. Мне приходилось снова и снова подчеркивать, что эти решения могу принимать только я.
Я чувствовала, что они в какой-то степени считали, что теперь они «владеют» мной и моей маткой, и что у них есть «право» распоряжаться моими родами, потому что эти дети «их».

Роды оказались крайне травматичными. Один из детей поступил в отделение неонатальной интенсивной терапии, а у меня были разрывы второй степени.

Затем начались два года кошмара, поскольку акушерки быстро постарались обвинить меня и выдвинули ложные обвинения в том, что я мешала им помогать при родах. Женщины, у которых были травматичные роды, часто сталкиваются с тем, что во всем начинают винить их самих. Это культура британской системы здравоохранения, которая старается сделать все возможное, чтобы избежать ответственности и обвинений в халатности. Было проведено четыре независимых расследования независимого комитета акушерок, все расследования показали, что акушерки не предприняли необходимых действий в экстренной ситуации, и что они недостаточно следили за состоянием здоровья плода во время родов.

Травма в результате родов осложнилась травмой из-за ложных обвинений и участия в нескольких расследованиях в течение двух лет, которые, в конечном итоге, меня оправдали. Из-за этого у меня не было возможности вернуться к обычной жизни после суррогатного материнства, мне приходилось снова и снова переживать травму во время расследований.

После родов родители фактически меня бросили, я должна была одна бороться с ложью и обвинением жертвы со стороны акушерок, я в одиночестве проходила все эти расследования. Родители никак меня не поддерживали, и они никак меня не защищали в ходе многочисленных расследований.

Особенно больно мне было из-за того, что меня не пригласили на крещение близнецов. Меня использовали ради моей матки, а потом выбросили как мусор, когда необходимость во мне отпала. Это был самый унизительный и ужасный опыт в моей жизни. Мое психическое здоровье было разрушено, через два года после травматичных родов у меня диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и назначили лечение.

Я никогда не говорила ни с кем о том, что случилось, даже с близкими членами семьи, потому что мне было слишком больно снова переживать это. Только во время консультации по закону о суррогатном материнстве в Великобритании я впервые рассказала об этом.

У меня остались физические травмы в результате родов, недержание мочи и диастаз мышц живота, которые причиняют мне проблемы каждый день. Я не знаю, какими могут быть долгосрочные последствия приема большого количества синтетических гормонов.

Сейчас я против ЛЮБОГО суррогатного материнства, как коммерческого (которое, с моей точки зрения, полностью аморально), так и бесплатного из альтруизма. Потенциал для злоупотреблений слишком велик. Женщин нельзя поощрять подвергать угрозе собственное эмоциональное и физическое здоровье и безопасность, потому что другие люди «нуждаются» в детях. Женщины имеют значение. Женщин нельзя поощрять ставить себя самих на второе место и рисковать собственной жизнью ради желаний других людей.

Я рекомендую, чтобы ЛЮБОЕ суррогатное материнство стало противозаконным, как это уже сделано во многих других странах. Закон не должен облегчать эксплуатацию женщин. Это относится и к женщинам, которые уязвимы из-за бедности, и к благожелательным и плохо информированным женщинам вроде меня.

Еще я очень часто думаю о бедной молодой студентке из Восточной Европы, которой пришлось перенести процесс изъятия яйцеклеток и подвергнуть себя возможному риску долгосрочных последствий, чтобы заплатить за свою учебу. В отношении суррогатного материнства очень мало «этичного».

Источник: Nordic Model Now

Я была суррогатной матерью из альтруизма, и теперь я против ЛЮБОГО суррогатного материнства: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s