Завоевание: связь милитаризма и проституции

Во все эпохи, когда мужчины отправлялись на войну, они похищали женщин и детей для сексуального рабства. Согласно историкессе Герде Лернер, военные завоевания приводили к обращению в рабство и сексуальному насилию над женщинами еще в третьем тысячелетии до нашей эры. В «Создании патриархата» Лернер пишет:

«По мере того как рабство стало общественным институтом, рабовладельцы начали сдавать своих рабынь как проституток, некоторые из них создавали коммерческие бордели со своими рабынями. Доступность плененных женщин для частного сексуального использования, а также потребность правителей и вождей, которые зачастую были узурпаторами власти, подтвердить свою легитимность с помощью демонстрации богатства, в том числе количества служанок и наложниц, привело к появлению гаремов».

Один из ранних законодательных текстов, в которых поощряется подобная практика – это Ветхий Завет (Второзаконие, глава 21, стихи 10-14):

«Когда выйдешь на войну против врагов твоих, и Господь Бог твой предаст их в руки твои, и возьмешь их в плен, и увидишь между пленными женщину, красивую видом, и полюбишь ее, и захочешь взять ее себе в жену, то приведи ее в дом свой, и пусть она острижет голову свою и обрежет ногти свои, и снимет с себя пленническую одежду свою, и живет в доме твоем, и оплакивает отца своего и матерь свою в продолжение месяца; и после того ты можешь войти к ней и сделаться ее мужем, и она будет твоею женою. Если же она после не понравится тебе, то отпусти ее, куда она захочет, но не продавай ее за серебро и не обращай ее в рабство, потому что ты смирил ее».

До настоящего времени везде, где есть милитаризм, есть и проституция. В оккупированном Западном Папуа сообщается о секс-траффикинге около шахт. Например, у Фрипорта, крупнейшей в мире шахте по добыче золота, которую сторожит индонезийская армия. Проституцию поддерживают и так называемые «миротворческие силы»: недавние отчеты из Рохиньи показывают, что миротворцы были активно вовлечены в секс-индустрию. Отчеты до 2009 года показывают, что миротворцы участвовали в торговле женщинами и детьми с целью проституции на Балканах, Мозамбике, Либерии, Гвинее, Сьерра-Леоне, Конго и Гаити. В начале 2000-х тайских женщин продавали в бордели, которые посещали миротворцы в Восточном Тиморе, миротворцы сформировали индустрию проституции в Руанде в 1995 году, а в Камбодже прибытие миротворческих сил привело к росту числа проституированных женщин и девочек с 1 500 до 20 000 в 1990 году.

В то время как США создают зону катастрофы на Ближнем Востоке, история снова повторяется. Египетская феминистка Наваал Эль-Саадави пишет в «Скрытом лице Евы», что: «Лишь за один год крестоносцы оплатили еду и ночлег для 13 000 проституток». Сегодня на Ближнем Востоке наблюдается самая быстро растущая индустрия секс-траффикинга, которая обслуживает потребности миротворцев, продавая для них сирийских женщин.

Белые работорговцы сделали знакомство с проституцией и инфекциями, передаваемыми половым путем, частью процесса завоеваний и колонизации. Когда капитан Кук посетил Гавайи в 1778 году, он взял с собой гавайскую женщину, Леламахоа-Иани, которую обменял на железные вещи, а его матросы последовали его примеру. По словам историка Джеймса Белича, к 1810 году в Новой Зеландии проституция стала более прибыльной, чем торговля шерстью, молочными продуктами и даже золотом. Шейла Джеффрис пишет в своей книге «Индустриальная вагина», что «колониальная Голландия действовала как сутенер» в Кюрасао, где государство управляло, регулировало и рекрутировало женщин в бордель с начала двадцатого века. В книге «Женщины, раса и класс» Анджела Дэвис указывает на то, что в работорговле «женщины… были по определению уязвимы для всех форм сексуального принуждения. Самое большое насилие, которому подвергались мужчины, были порки кнутом и нанесение увечий. Женщин тоже били кнутом и калечили, но еще их насиловали».

Для профилактики сифилиса, который оказывал разрушительное действие на армию в целом, государство ввело регуляцию изнасилований. Это и есть проституция – регулируемые изнасилования для поддержки способности мужчин доминировать.

Первая организованная феминистская кампания против государственной регуляции изнасилований началась с протестов в Великобритании против Акта о заразных заболеваниях 1864 года. Согласно этому закону, если женщин находили около военных портов или в военных городах (вроде Портсмута), их могли арестовать, принудительно обследовать, а в случае обнаружения венерической болезни изолировать в «закрытых» больницах. Такие феминистки как Джозефин Батлер понимали, что Акт означал, что «мужчины могут использовать проституированных женщин как им угодно и одновременно наказывать женщин», пишет журналистка Джули Биндел.

Батлер смогла добиться отмены Акта о заразных заболеваниях в Великобритании в 1886 году, после чего она перенесла свою борьбу в Индию, где британская армия продавала женщин в проституцию в военных городах, используя те же самые легальные методы. В Ирландии девятнадцатого века британские военные точно так же проституировали женщин в военных городах.

В 1884 году европейские нации поделили Африканский континент между собой во время конференции в Берлине, а потом начали вторжение на свои новые территории. Итальянские и французские военные устанавливали системы проституции, как только прибывали в новую колонию. Почти сразу же после оккупации Массавы в феврале 1885 года итальянская армия создала венерологическую лечебницу для отправки женщин, заболевших венерическими болезнями. Французская армия создала первую регулируемую полицией систему проституции в Алжире 13 июля 1830 года, всего лишь через 8 дней после оккупации. В европейские бордели и районы красных фонарей поставляли «filles soumises» или «завоеванных девушек», которых называли «аборигенками» -подобная система постепенно распространилась на всю Северную Африку, подконтрольную Франции.

В оккупированном Бельгией Конго король Леопольд II отправлял специальные подразделения солдат в деревни для захвата женщин, чтобы вынудить местных мужчин добывать в джунглях ценный каучук. «Женщины, захваченные во время последнего рейда… доставляют мне уйму неприятностей», записал в дневнике бельгийский офицер Жорж Брикуссе 22 ноября 1895 года. «Каждый солдат требует себе одну из них. Часовые, которые должны сторожить их, снимают кандалы с самых хорошеньких и насилуют их».

В начале двадцатого века немецкие захватчики устроили геноцид в Намибии. Сразу же после этого они устроили бордель с выжившими местными женщинами.

В Нигерии в эпоху колонизации значительная доля женщин из местных племен были вовлечены в проституцию.

Исследовательница Мфон Экпо-Оту пишет, что к 1948 году «проституция стала настолько эндемичной в регионе Агвагуне (Акунакуна), что само название стало синонимом проституции» — в местных племенах проституированных женщин назвали акуна или акванакуна. В Кении полицейский офицер сообщил в 1907 году, что в Найроби проституируются от трех до пяти сотен женщин и девочек, некоторым из которых было не больше десяти лет. К началу Второй мировой войны многие кенийские женщины, которые были вовлечены в уличную проституцию (их называли ватембези) начали на постоянной основе сдавать свои кровати, матрасы и комнаты в хижинах солдатам в Найроби.

Согласно книге Синтии Энлое «Станут ли хаки тобой», в начале Второй мировой войны бордели в Триполи (Ливия) перешли под прямое управление британской армией. Офицеры руководили борделями. Командиры британской армии в Индии также руководили официальными борделями, и в обоих случаях женщин подвергали обязательным медицинским осмотрам, а бордели делились в соответствии с расой и рангом военнослужащих. Когда позднее из Лондона пришли приказы закрыть бордели в Индии, армейское начальство обвинило эту меру в распространении сифилиса. Джок Филлипс в своей книге «Страна человека» рассказывает, как новозеландские солдаты сжигали бордели в Египте в 1915 году в качестве мести за то, что они подхватили сифилис, как будто женщины были в этом виноваты – от женщин ожидали, что они будут «чистыми» для военных.

В 1930-х и 1940-х годах Япония продолжила расширять свои территории в Китае и Тихоокеанском регионе. Юки Танака в своей книге «Женщины для утешения Японии» объясняет, что к апрелю 1933 года японская императорская армия организовала в Шанхае учреждение под названием «Гигиеническая станция по предотвращению эпидемий», в станции держали 35 кореянок и 3 японок. Каждому солдату выдавали два презерватива – всего 15 528 презервативов. В 1942 году 32,1 миллиона презервативов были отправлены в военные части вне Японии, а японская армия похитила около 200 000 женщин и девочек из Кореи, используя подкуп, обман и силу, чтобы сделать их «женщинами для утешения». Также использовались японские, китайские и тайваньские женщины, а на Филиппинах солдаты похищали девочек начиная с десяти лет. Армия предпочитала молодых девственных девочек, так как вероятность заразиться сифилисом от них была ниже всего. В рамках японской системы женщин для утешения, старшие по званию офицеры имели «право» на самых юных похищенных девочек.

Японская армия установила такую же систему женщин для утешения в Индонезии, и 3 000 японских, китайских и корейских женщин были отправлены в оккупированную Японией Папуа-Новую Гвинею, где им приходилось принимать от 25 до 35 «клиентов» в день. Японские женщины реже использовались в роли «женщин для утешения», так как считалось, что их работа – растить здоровых японских детей, которые будут верно служить Империи. Японское правительство в период войны подражало нацистской идеологии евгеники, приняв Национальный евгенический закон в 1940 году. Согласно Джеффрис, при нацистском режиме Гиммлер распорядился учредить не менее девяти борделей в концентрационных лагерях.
Под руководством департамента здравоохранения в Варшавском гетто для немецких солдат был создан бордель с 50 еврейскими женщинами, в некоторых местах еврейских женщин держали в заключении, чтобы их могли использовать охранники СС.

В 1945 году, в начале первой войны во Вьетнаме, вьетнамцы отказывались передавать местных женщин для французских военных – но к 1954 году Франция сломила это сопротивление. «Сначала девочки в барах, потом массажные салоны для моряков в Да Нанге, затем бордели, массажные салоны и торговцы дурью были по всем базам», — вспоминает американский ветеран. И снова, были организованы отдельные бордели для черных и белых солдат. В своей книге «Не бойся гринго» Эльвия Альварадо говорит, что в Гондурасе сифилис называли «вьетнамский цветок». «Когда гринго впервые пришли», говорит Альварадо, проституция «резко подскочила, целые улицы наполнились борделями». Она добавляет: «Был еще скандал из-за того, что гринго насиловали детей. Были случаи, когда детей насиловали. До того, как гринго пришли, мы о таком и не слышали».

«И люди начали говорить про половую болезнь под названием «flor de Vietnam», вьетнамский цветок. Наверное, назвали так в честь страны Вьетнам, где США воевали в другой войне. Все, что я знаю, что эту половую болезнь трудно вылечить».

«Но хуже всего был СПИД… Говорили, что когда гринго подцепляют СПИД, они дольше остаются здоровыми, потому что у них сопротивляемость лучше, чем у нас, индейцев».

К концу Второй мировой войны Япония потеряла контроль над Кореей, последняя разделилась на два государства – Северную и Южную, что привело к корейской войне. В этот период около миллиона корейских женщин были проституированы армией США. В своей книге «Чтобы выжить» Йонми Пак вспоминает, как ее вывезли из Северной Кореи торговцы людьми – они специально охотились за северокорейскими девочками, которые хотели перейти границу. Затем девочек продавали в брак или в проституцию в Китае.

В «Индустриальной вагине» Джеффрис уделяет отдельное внимание регионам, где американская армия устанавливала режим «отдыха и досуга». Она описывает, как впоследствии именно эти регионы превращались в пункты назначения для секс-туризма. К таким регионам относятся Корея, Таиланд и Филиппины: 100 000 женщин в Бангкоке были проституированы под предлогом «отдыха и досуга», прежде чем Таиланд стал центром секс-туризма. 70% этих женщин и девочек страдали от сифилиса. К 1960-м годам 55 000 филиппинских женщин использовались американскими военными для «отдыха и досуга».
Была создана филиппинская феминистская организация «Габриэла», которая начала бороться с тем, как женщин и девочек обвиняли, наказывали и медикализировали из-за вспышки сифилиса, которую вызвали американские военные, проституировавшие их.

По мнению экспертки по торговле людьми, Сиддхарт Кары, в азиатских странах сейчас самое большое количество женщин и девочек в проституции. Такие страны как Кения, Гаваи, Таити и Бразилия также являются центрами милитаризированного секс-туризма.

Связь проституции и порнографии с милитаризмом является цикличной. Армейская проституция подогрела спрос на порноиндустрию, которая начала бурно развиваться после Второй мировой войны. Порнография поощряет агрессию со стороны военных. Например, порно использовали для этой цели среди пакистанских солдат, которые вторглись в Бангладеш во время геноцида 1971 года. В Великобритании женская газета Outwrite сообщила, что британским солдатам показывали жесткое порно перед отправкой на Фолклендские острова в 1982 году. Перед боснийским геноцидом Югославию захлестнула порнография, и порнография сыграла большую роль в создании лагерей изнасилований сербской милиции в Боснии. Сербские солдаты снимали изнасилования женщин не-сербок, чтобы создавать порно в рамках бизнеса проституции, в котором убийства были не редкостью.

Проституция и порнография неотделимы от милитаризма. Вместе эти общественные институты поддерживают господство мужчин над женщинами и над оккупированными территориями: более того, порно и проституция поощряют мужчин фетишизировать насилие и доминирование.

Феминистское сопротивление регулируемым изнасилованиям, такое как работа «Габриэлы» на Филиппинах и кампания Джозефин Батлер в Великобритании и Индии, остается критически важной оппозицией мужскому насилию и милитаризму. Проституция в мире становится все более нормализированной, в таких странах как Новая Зеландия вводятся современные версии Акта о заразных болезнях 1864 года. Законодательство Новой Зеландии опирается на так называемое «снижение вреда», когда службы «аутрич» для женщин в проституции не предлагают им ничего помимо презервативов, чтобы защитить мужчин от инфекций, передаваемых половым путем. Изнасилования женщин будут продолжаться беспрепятственно, пока феминистки не осознают, что пора действовать.

Источник: Writing by Renee

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s