Почему продолжают умирать порноактрисы

С ноября 2017 года четыре порноактрисы были найдены мертвыми. Недавний случай – 20-летняя Оливия Нова, которая была найдена мертвой у себя дома в Лас-Вегасе, причина смерти до сих пор неизвестна. [С момента публикации статьи стало известно, что Нова погибла из-за сепсиса, развившегося на фоне мочеполовой инфекции. Ее подруги также сообщили, что она страдала от алкогольной зависимости, но собиралась лечиться и начать трезвый образ жизни].

Нова начала свою карьеру в индустрии порно лишь в марте 2017 года, но с тех пор она успела сняться в множестве фильмов компаний «Brazzers», «Naughty America», «FTV Girls», «New Sensations» и «Digital Sin».

Шайла Стайлез, порноактриса из Канады, внезапно умерла во сне в ноябре 2017 года, ей было 35 лет.

Огаст Эймс умерла 5 декабря 2017 года, ей было 23 года. Эймс, настоящее имя Мерседес Грабовски, умерла по неизвестным причинам, хотя ее близкая подруга сообщила в интервью, что это было самоубийство после продолжительной депрессии.

Юри Белтран умерла в возрасте 31 года 14 декабря. Предполагаемая причина смерти – передозировка наркотиков.

Проблемы с психическим здоровьем всегда были характерны для мира порно, но недавняя цепочка смертей молодых порноактрис поднимает серьезные вопросы о том, как эта индустрия обращается с женщинами.

По словам Стива МакКеона, психолога и владельца психиатрической клиники: «Почти 90% женщин в секс-индустрии говорят, что они хотели бы покинуть ее, но у них нет других способов выживания, также почти 70% из них страдают от посттравматического стрессового расстройства – на том же уровне, что и ветераны боевых действий».

Мы поговорили с докторкой Гейл Дайнс, авторкой книг «Порнлэнд: как порнография оккупировала нашу сексуальность» и «Порнография: производство и потребление неравенства», о том, почему это происходит, и как мы можем предотвратить подобные смерти.

Кампания #MeToo (#ятоже) привлекла всеобщее внимание к сексуальным домогательствам в самых разных областях, но она не дала голоса женщинам в секс-индустрии.

По словам Дайнс: «Только представьте, что все начали говорить о пережитых изнасилованиях и оскорблениях, и их впервые услышали, но вы знаете, что если вы заикнетесь об этом, то вам ответят: “А чего ты ожидала, шлюха?”»

«Мы живем в мире, где считается, что 18-летняя женщина может дать «согласие» в форме письменного контракта на, по сути, сексуальные пытки».

Подавляющее большинство видео, которые можно посмотреть на таких веб-сайтах как «Pornhub», сняты мужчинами-режиссерами в студиях, принадлежащих владельцам-мужчинам. По заказу таких студий «сутенеры в галстуках» ищут по всему миру женщин для эксплуатации.

Во время интервью с исполнительницами порно Дайнс обнаружила один отвратительный факт. Первое, что делают с «новенькой» режиссеры порно – специально нарушают одно из правил в ее контракте, чтобы сломать ее.

По словам Дайнс: «Я работаю в этой области уже много лет, и я работала с множеством женщин из порноиндустрии, которые покинули ее, и я многое узнала о насилии, которое творят с их телами, болезнях, которые они получают, ПТСР, которое развивается у них от регулярных изнасилований на съемочной площадке».

«Если они подписали контракт, это еще не значит, что они согласились на то, что происходит на съемочной площадке. Многие из них не были готовы к тому, что произойдет с ними. Большинство из них очень молоды, они думают, что станут «порнозвездой» как Дженна Джеймисон. Они не готовы к насилию».

Дайнс подчеркивает, что большинство порноактрис – это «исполнительницы порно», но не «порнозвезды». Их просто используют, после чего они оказываются в бедности и «им еще повезет, если им будет в чем покинуть эту индустрию».

Безупречно отлаженная PR-машина порноиндустрии продает публике образ женщин, которые обожают сниматься в порно, но Гейл подчеркивает, что «любая порноактриса это скажет», пока она продолжает участвовать в съемках.

«Представьте троих мужчин, один засунул свой член вам в рот, один в ваше влагалище, один в ваш анус, ваши руки мастурбируют члены еще двух парней, так что вокруг вас пятеро мужчин, накаченных Виагрой, а потом все они кончают вам на лицо. Как вы после этого встанете? Подумайте, как это на вас повлияет».

«Вы встаете, вы покрыты спермой пяти мужчин, все ваши слизистые оболочки воспалены и болят, а на следующий день вам нужно делать то же самое, и вам нужно притворяться, что вам это нравится, и вы знаете, что неизвестные мужчины будут мастурбировать, глядя на это. Это просто невыносимый эмоциональный опыт».

Если вы возьмете интервью у любой женщины, которая работает в индустрии порно, то она обязательно скажет, что ей это нравится. Но, по словам Дайнс, чтобы узнать правду, нужно поговорить с теми женщинами, которые уже вышли из порноиндустрии. Пока они находятся внутри, они ни за что не будут искренни, во-первых, потому что за это их уволят, во-вторых, потому что на эмоциональном уровне они не в состоянии признать то, что происходит, иначе как они смогут завтра встать и поехать на съемочную площадку?

Дайнс рассказывает, как многие женщины говорили ей: «Знаете, если бы вы спросили меня об этом два года назад, я бы выдала вам наилучшую историю, какую вы только слышали, о том, как это замечательно, и как это позволяет мне почувствовать свою власть. Все это дерьмо. Просто способ психологической защиты от насилия, которому тебя подвергают».

Множество исполнительниц порно говорили Дайнс, что после первой порносъемки у них внутри «что-то изменилось». Она считает, что это переводится как «они стали жертвами изнасилования».

Эти женщины испытывали постоянную эмоциональную и физическую травму вследствие сексуального насилия, но их «заставляют молчать, потому что в возрасте 18 лет они решили пойти в секс-индустрию, не осознавая последствий».

Дайнс создала собственный вариант информированного согласия, чтобы привлечь внимание к отсутствию прозрачности в реальных контрактах, которые заключают в индустрии порнографии. По ее мнению, было бы честнее, если бы женщины подписывали контракт о том, что они дают свое согласие на следующее:

— Потеря контроля над самой интимной частью вашей жизни до конца вашей жизни и после нее (потому что эти фотографии и видео все еще будут просматривать после вашей смерти).

— Демонстрация вашего тела миллионам потребителей порно, которые будут считать вас «шлюхой» и «соской».

— Отсутствие каких-либо прав на контроль этих фотографий и видео: они будут принадлежать другим людям, их будут перепродавать и распространять по всей порноиндустрии. Если вы решите, что вы против того, чтобы подобные изображения вас циркулировали на многочисленных платформах, у вас не будет никаких правовых возможностей это остановить.

— Скорее всего, за эти изображения вы получите только первоначальную плату за съемки, вы не получите никакой прибыли за их дальнейшую циркуляцию.

— Во время съемок с вами может произойти следующее: анальное изнасилование, вагинальное изнасилование или изнасилование в глотку; вагинальные или анальные разрывы; выпадение прямой кишки; выкидыши в случае беременности; принуждение к половым актам, от которых вы категорически отказались в своем контракте; повреждения имплантов груди, которые приведут к их разрыву и необходимости срочного удаления; развитие посттравматического стрессового расстройства в результате постоянных телесных и душевных надругательств; передача различных половых инфекций, многие из которых могут быть устойчивыми к антибиотикам.

— Если вы попробуете подать в суд, чтобы ограничить дальнейшее распространение ваших изображений, порнографы будут травить вас в социальных сетях. С большой вероятностью, они наймут адвокатов, которые нароют все, что только можно узнать о вашей прошлой и настоящей жизни, будут поливать вас грязью в СМИ и социальных сетях, изображать вас как психически больную «шлюху» и преступницу.
Если молодым женщинам будут давать на подпись подобный контракт, высока ли вероятность, что они его подпишут?

Дайнс говорит, что мужчинам следует посмотреть то же самое видео, после того как они кончат и не будут возбуждены. Она считает, что им следует внимательно присмотреться к девушке и подумать о том, хочет ли она находиться здесь, и какую боль она испытывает.

Деление женщин на тех, кто внутри секс-индустрии, и тех, кто вне ее, приводит к дальнейшей изоляции и замалчиванию.

По словам Дайнс: «Все женщины потенциально уязвимы для вовлечения в секс-индустрию. Мы все в одном сутенере от секс-индустрии. Обществу приятно думать, что есть группа специальных женщин, которая совершенно не похожа на нас. Эти женщины хотят, чтобы их трахали анально, вагинально и орально, они хотят, чтобы на них кончали, чтобы у них вызывали рвотный рефлекс, пока у них закатываются глаза. Они просто шлюхи, они совсем не такие как вы. Но это абсолютная ложь».

«Нет ни одной женщины, которая родилась, чтобы ее отделили от остальных женщин, и отдали на растерзание сексуальному насилию этих мужчин. Если вы смотрите порно, вы спонсируете индустрию, которая основана на жестокости и пытках множества женщин».

Источник: UNILAD

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s