О проституции словами проституторов

Когда я начала участвовать в кампании против домашнего насилия 35 лет назад, мужчины, совершающие это насилие, были невидимы. Мы слышали только о жертвах, преступниками были некие невидимые мужчины. Такая же ситуация была и с изнасилованиями, и с сексуальным насилием над детьми. Женщин, которые пережили эти ужасы, приглашали поговорить про «свое исцеление» или про то, как они помогают другим женщинам пережить тот же опыт, при этом лишь немногие замечали «слона».

Именно поэтому в моей книге о глобальной секс-индустрии я решила посвятить одну главу покупателям секса – этой загадке, тающей дымке, зацензуренному лицу, мужчине, которого редко называют по имени.

Для своей книги я взяла интервью у 50 женщин, переживших секс-индустрию, и я много чего услышала о покупателях секса, проституторах. При этом о них не было сказано ни одного хорошего слова, если, конечно, не считать позитивными комментариями фразы вроде «он хотя бы принял душ» или «он тогда не изнасиловал меня, что было большим облегчением».

Моя подруга Эмма Хамфрис, которая умерла в 1998 году, была первой, кто открыла мне глаза на насилие, которое составляет основу отношений проститутора и проституированной женщины. «Зачем ему это нужно? – спросила она меня. – У него же член не отвалится, это его свободный выбор, а не женщины. Она просто находится в отчаянной ситуации, или сидит на наркотиках, или боится своего сутенера».

Эмма говорила о том, что хорошо известно всем женщинам в проституции. Проституция – это выбор мужчины, для женщины выбор крайне ограничен. Они платят за секс, потому что без денег женщина не даст на это согласия. А как еще мы называем секс без согласия?

В 1999 году я проводила интервью с покупателями секса. Тогда вместе с женщинами, пережившими секс-индустрию, и другими феминистками, я занималась созданием образовательной программы для мужчин, которые платят за секс, западном Йоркшире (Великобритания). В 2009 году я работала в крупном исследовании среди мужчин, которые платят за секс, из шести стран. Я также была в команде, проводившей интервью среди 103 покупателей секса в Лондоне.

Более 50% мужчин, которых я интервьюировала продолжительное время лицом к лицу, признавались, что они знали, что покупают женщин, которые стали жертвами торговли людьми, находятся под контролем своего сутенера или иначе принуждаются к проституции. Ни один из этих мужчин не отказался от секса с женщиной, когда понял, что ее принуждают.

Мужчины, в основном белые британцы, говорили о том, как они решали, с какой именно женщиной заняться сексом. Очень часто ключевую роль играла ее предполагаемая национальность или ее сговорчивость.

«Я составил у себя в голове список. Я сказал себе, что должен попробовать с разными расами, например, японками, индийками, китаянками… Когда я с ними попробовал, я их вычеркиваю. Это как список покупок», — рассказывал мне один проститутор.

«Выбор и покупка чем-то связаны с доминированием и контролем», — сказал другой.

Женщины здесь не более чем, как сказала мне одна проституированная женщина, «плевательницы для спермы». Это соответствует тому, о чем нам рассказывали мужчины.

«Проститутка – это способ сбросить напряжение», — говорил один из них. «Ты платишь за удобство, это как сходить в общественный туалет», — отмечал другой очаровашка.

Моя книга посвящена тому, как и зачем общество в целом верит и поддерживает мифологию о том, почему мужчины платят за секс. Даже мужчины левых взглядов, которые утверждают, что они поддерживают феминизм, часто считают, что у мужчин есть «потребность» в «разрядке». Оуэн Джонс, например, пишет о случае, когда троих судей уволили за просмотр порнографии под предлогом обсуждений в суде. По мнению Джонса: «Ничто из этого не является противозаконным, но они все равно подверглись публичному порицанию и увольнению… Кто знает, может быть испытывающий сильный стресс судья, который ищет быструю разрядку, потом сможет лучше сосредоточиться на работе».

Идея о том, что просмотр порнографии (а это та же проституция, которая была снята на видео или сфотографирована) может снять напряжение – это классическое оправдание проститутора, что видно по приведенной выше цитате.

Во время исследовательской поездки в Голландию, где секс-индустрия была легализована в 2000 году, я встретила проститутора, который сказал мне, что проституция «предотвращает изнасилования», и если мерзкие феминистки помешают мужчинам проституировать, то им придется насиловать «настоящих женщин». Это один из самых пагубных мифов о проституции. Во-первых, утверждение о том, что мужчины запрограммированы насиловать, если им не перепадет секса, омерзительно и полностью не совместимо с феминизмом. Это самый пессимистичный и ошибочный взгляд на мужскую сексуальность, какой я только встречала.

Но не менее опасна идея о том, что некоторых женщин нужно сделать доступными для сексуального насилия мужчин, чтобы обезопасить «не таких» женщин от изнасилований.

Покупка секса – это не потребность и не право. А вот у женщин и девочек есть право жить в мире, где проституция – древняя история.

Авторка: Джули Биндел

Источник: Independent

О проституции словами проституторов: Один комментарий

  1. Екатерина

    «…у мужчин есть «потребность» в «разрядке»» — вот пусть и мастурбируют, хоть столько, что поотваливается у них все к чертям. И совершенно бесплатно. Гребаные лицемеры >:^{

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s