Почему Германию называют «Борделем Европы»

В 2002 году Германия декриминализировала проституцию, большую роль в этом сыграло лобби секс-индустрии и несколько менеджеров борделей, которые направляли петиции в правительство, требуя разработать стандартны безопасности и уменьшить предрассудки и насилие, связанные с индустрией. Новый закон фактически сделал проституцию законным бизнесом. И на сегодняшний день ясно, что эксперимент провалился. Для проституированных женщин в Германии насилие, эксплуатация и травма только усилились. В Германии 400 000 женщин находятся в проституции, подавляющее большинство из них – бедные женщины из других стран, что объясняется стремительным ростом торговли людьми. В декабре 2014 года обеспокоенные ситуацией эксперты в области травмы и психологи подписали петицию, призывая правительство отменить закон о декриминализации, который принимался как мера против сексуального насилия и травмы. Ниже приводится интервью с доктором Ингеборг Краус, которая инициировала данную петицию:

Недавно СМИ, описывая национальные мега-бордели, назвали Германию «Борделем Европы». Это результат декриминализации проституции?

Да. Закон 2002 года – это самый либеральный закон о проституции в мире, который уничтожает какую-либо регуляцию. Закон определяет проституцию как «такую же работу, как и любая другая» и называет женщин «секс-работниками». Предполагалось, что это сделает индустрию безопаснее и уменьшит эксплуатацию, но этого не произошло. Даже федеральная полиция сообщает, что в результате секс-индустрия и связанный с ней траффикинг стали более организованными и агрессивными.

Какова реальность для проституированных женщин?

На сегодняшний день примерно 90% проституированных женщин в Германии – это уроженки беднейших европейских стран, в первую очередь, Румынии и Болгарии. Большинство этих женщин не говорят по-немецки и не знают своих прав. Реальность у них такая: в свой первый уик-энд сеть борделей «Пуссиклаб» в Штутгарте предложила пиво, жареную колбасу и неограниченное число женщин по цене 69 евро. Тем вечером ожидалось две тысячи покупателей секса. Женщины, большинство из них румынки, начали рыдать, когда поняли, сколько мужчин им придется обслуживать. В некоторых борделях сейчас есть меню.

Что такое «меню борделя»?

С тех пор как закон уничтожил какие-либо вопросы о вреде того, что мужчины покупают женщин для секса, акты в проституции становятся все более опасными, насильственными и унизительными. Покупатели выбирают из длинного списка сексуальных актов, большинство из которых вполне можно назвать пыткой. Подобный список нельзя опубликовать в СМИ, но вот лишь несколько примеров. Вы можете заказать «сэндвич» (двое мужчин на одну женщин), «кровавый спорт» (с нанесением порезов женщине) или множество вариантов «à la carte», которые включают мочеиспускание, эякуляцию или дефекацию на женщину, если не хуже. В борделях есть этажи для «групповух» на случай, если мужчина хочет прийти с друзьями, есть нудистские этажи, где на женщинах нет ничего кроме туфель на шпильках. Даже Эллен Темплин, известная доминатрикс и хозяйка борделя в Берлине, говорит, что до закона 2002 года она продавала мужчинам сексуальные услуги, но после принятия закона она продает сексуальное насилие. Эти акты оказывают глубокое, постоянное и травматичное влияние на женщин.

Как вы начали заниматься этой областью?

Много лет я специализировалась на травме жертв военных изнасилований в Боснии. Цель сексуального насилия во время конфликта и изнасилования как оружия войны в том, чтобы победитель доминировал и уничтожал врагов изнутри, в их собственной культуре. Изнасилования не только сильно травмировали женщин, их собственные сообщества начинали считать их обесчещенными, и, в результате, собственные семьи и общество отвергали их. Это уничтожало саму социальную структуру сообществ.

Вы видите параллели между вашей работой в Боснии и проституированными женщинами в Германии сегодня?

Когда я вернулась в Германию, я также консультировала женщин, которые были в секс-индустрии или оставили ее. По мере того, как я знакомилась с их историями жизни, для меня становилось ясно, что проституция, во всех случаях, была опытом насилия в их биографии. Меня удивляло, что даже в мирной Германии почти половина моих пациенток подвергались сексуальному насилию в детстве. Также психологические последствия сексуального насилия для женщин, будь это война или проституция, клинически были одинаковыми. Жертв изнасилования во время геноцида в Боснии часто принуждали к проституции. Единственная разница между «лагерем изнасилований» и немецким борделем в том, что в последнем случае есть передача денег.

Но я вижу и другие параллели между опытом боснийских женщин, которые пережили сексуальное насилие, и реалиями проституции в Германии после декриминализации. Подавляющее большинство проституированных женщин приезжают из неблагополучных стран. Их покупают и травмируют мужчины, обладающие экономической и социальной властью. Даже те женщины, которые знали, что они направляются в бордель в Германии, часто понуждаемые своими собственными семьями, нуждающимися в деньгах, не представляли, какое ежедневное насилие ждет их. Как правило, они очень молоды, 18 или 19 лет. Когда они становятся слишком травмированными, чтобы продолжать этим заниматься, торговцы людьми отправляют их домой. И точно также, как и многие женщины, пережившие сексуальное насилие во время войны, они сталкиваются с осуждением своих семей и общества. В Германии они тоже не нужны – эти женщины остаются с разрушенной жизнью и, в определенном смысле, без страны.

Какова роль медицинского сообщества в реагировании на ситуацию, создавшуюся в Германии?

В мире нет другой «профессии», которая приносит столько же вреда, что и проституция, так что мы должны перестать думать о ней как о так называемом свободном выборе. Женщины попадают в секс-индустрию потому, что у них нет возможностей для выбора. Наша группа немецких экспертов по травме разработала очень четкое понимание, что проституция – это насилие. Откровенная ассиметрия власти и потенциал для насилия в отношениях между посредником (торговцем людьми или сутенером) и женщиной создает форму рабства и отношения с высокой степенью зависимости. Пациентки испытывают суицидальную идеацию, диссоциативные расстройства, депрессию, посттравматические стрессовые расстройства, тревожные расстройства, наркотические зависимости – этот список можно продолжить. За годы психотерапевтической практики многие мои коллеги, как и я сама, поняли, что невозможно «подлатывать» бесконечный поток крайне травмированных женщин. Мы должны сосредоточиться на профилактике. Мне удалась объединить ведущих специалистов по травме в Германии, и все они согласились, что пришло время бороться со спросом на проституцию и добиваться принятия «Шведской модели» в Германии. Я также сотрудничаю с французскими и датскими психотравматологами, которые разделяют эту позицию. Мне бы хотелось, чтобы медицинское сообщество Европы сформировало консенсус по данному вопросу.

Это огромная задача, вы испытываете надежду на успех?

Мы должны бороться с этой проблемой с разных углов. Ранее в этом году Комиссия по положению женщин ООН в Нью-Йорке отметила 20-летние Всемирной конференции по правам женщин в Пекине. Мы с моими коллегами воспользовались этой возможностью, чтобы направить письмо, подписанное почти 100 организациями из разных стран мира, канцлеру Анджеле Меркель. Мы призывали к тому, чтобы Германия выполнила свои обязательства по международным соглашениям и отменила закон 2002 года о декриминализации. Мы также запустили петицию на Change.org для мобилизации населения. Пока что наши голоса игнорируются, но когда-нибудь правительство будет вынуждено ответить. Хотя ситуация меняется очень медленно, мы уже наблюдаем прогресс. Массовые издания, такие как Der Spiegel, анализируют реальность проституции и начинают критиковать лобби секс-индустрии. Мы больше не можем сидеть сложа руки, пока тысячи женщин (и некоторые мужчины) каждый день подвергаются невообразимой боли и страданиям со стороны эксплуататоров и покупателей до тех пор, пока не оказываются физически и психически сломленными. Наши клятвы медицинских работников не позволяют нам хранить молчание.

Источник: Huffington Post

Почему Германию называют «Борделем Европы»: Один комментарий

  1. Granny

    Пора вместо слова «бордель» использовать слово, гораздо более подходящее: концлагерь. Женские концлагеря, куда, как и 73 года назад, привозят «унтерменшей» из Восточной Европы для пыток и издевательств. Немецкая идеология в этом смысле ничуть не изменилась.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s