Меня подвергали торговле людьми в легальном борделе Невады

Личные истории двух женщин, которые пережили сексуальную эксплуатацию в легальных борделях американского штата Невада.

Меня подвергали торговле людьми в легальном борделе Невады

Хорошо известно, что во всем мире легальная проституция помогает торговцам людьми — у них появляется легальный способ продавать женщин для секса, в то время как они получают всю прибыль без риска, что их поймают. Я пережила торговлю людьми, и меня продавали, в том числе, в легальных борделях Невады. В моем случае меня сначала принуждали к работе в стриптиз-клубе, потом меня продавали на улицах, в казино и в бордели, меня сотни раз перемещали из разных мест.

Мой торговец людьми отправлял женщин, которых он контролировал, в том числе меня саму, в эти бордели в качестве наказания. В борделях женщины находятся постоянно, просто так выйти из борделя, когда захочется, там невозможно. Я отчетливо помню, как трудно было покинуть территорию тех двух борделей Невады, в которых я работала.

Хотя мы считались «независимыми предпринимательницами», свободы отказывать покупателям у нас не было. Руководство требовало, что, если кто-то приходит в бордель, мы должны выстроиться перед ним в ряд. Если тебя выбрали из ряда, ты должна привести покупателя в свою комнату, и там ему позволено делать с тобой все, что он хочет.

Во всех наших комнатах была прослушка, хозяева борделей любят рассказывать на публике, что это для безопасности женщин. В реальности причина не в этом. Руководство борделя хочет слышать все наши разговоры, не ради безопасности, а чтобы убедиться, что женщины не берут деньги в обход их, не обманывают их и не отказывают покупателям. Они любят рассказывать про то, что у них можно отказывать покупателям, но это просто ложь.

Если ты не выполняешь квоту, которую они от тебя требуют, то таких женщин как я выгоняют на улицу или переводят в бордель подешевле.

Склонные к насилию мужчины в легальных борделях ничем не отличаются от тех, кто покупает женщин на улицах. Я и сосчитать не могу, сколько раз я физически боролась с мужчинами в борделях, и сколько раз меня насиловали, потому что мне было слишком страшно сопротивляться.

Чтобы мы могли справиться с насилием и эксплуатацией внутри борделя, начальство негласно поддерживало такую среду, где мы могли напиваться в стельку и употреблять наркотики, чтобы мы переставали соображать, что происходит, и с нами можно было делать что угодно, принося больше денег заведению.

В легальных борделях Невады полным-полно женщин, которые, как и я, пострадали от торговли людьми. Вы не увидите этих женщин в СМИ, они не дают интервью и не пишут колонки в журналах. Вы не услышите их истории. Эти женщины рискуют жизнью, если начнут говорить. Но я знаю их истории. Я была одной из таких женщин, и теперь у меня есть возможность говорить в защиту тех, кого все еще продают в борделях.

Ребека Чарльстон (Rebekah Charleston)

Под контролем Денниса Хофа, знаменитого легального сутенера Невады

Я была личной ассистенткой и PR-менеджеркой Денниса Хофа в течение 3 лет. (Владелец семи легальных борделей в Неваде, много раз принимал участие в телепередачах и реалити-шоу, баллотировался в собрание штата от Республиканской партии, смог пройти праймериз, скончался в 2018 году). Меня также проституировали в его борделях. Поначалу я верила в мифы про то, что женщины в борделях Хофа находятся там по собственному выбору, и что ситуацию контролируют женщины, а не сутенеры или проституторы, и что в борделе безопаснее, чем на улице.

Постепенно я поняла, что в этом нет ни капли правды. Нам постоянно говорили, как нам повезло, что мы работаем на Хофа и Сюзетт Коул, какие они справедливые и честные. Это было похоже на промывку мозгов, когда ты слышишь это снова и снова, критическое мышление перестает работать, и ты игнорируешь очевидное. Ты просто киваешь и повторяешь ложь.

Я лично видела, как Хоф бил, душил и швырял женщин о стену. Может быть, они начали думать, что они заслужили насилие сутенера. После его смерти я видела, как некоторые из этих женщин выступали в его защиту. Возможно, причина в том, что его преемница, сутенерша Сюзетт Коул продолжает контролировать некоторых из них.

Но если вырваться из борделей Хофа, вы услышите совсем другие истории. Женщины рассказывают о психических страданиях, унижениях, физическом и сексуальном насилии.

Я видела одинаково расположенные синяки на женщинах, про которых говорили, что у них связь с Хофом. У большинства женщин в борделях Хофа были внешние сутенеры — постоянные поставщики женщин в бордели Хофа и Коул. Но Хоф не садился за один стол в ресторане с этими ребятами, их деловые отношения проходили без камер. Там, где был Хоф, неподалеку были бандиты и организованные группировки.

Мелисса Фарли (исследовательница проституции) как-то рассказала мне, что после того, как Хоф объяснил ей, что проституция — это «денежный бизнес», он начал хвастать перед ней, что русский торговец людьми предлагал ему купить один из его борделей.

Я видела, как бармена уволили, потому что он отказался подавать алкоголь несовершеннолетней «работнице», которая нравилась Хофу. В легальных борделях Хофа было много наркотиков, и с наркоторговцами обращались как с важными гостями.

Меня беспокоили нарциссизм Хофа, его жестокость и его расизм по отношению к Ламару Одому (знаменитый баскетболист, афроамериканец, однажды был обнаружен рядом с борделем в Неваде в состоянии передозировки наркотиками). Он отпускал расистские шутки насчет Одома, и использовал передозировку как повод для рекламы.

Однажды я была первой, кто обнаружил в борделе тело женщины, погибшей от передозировки героина. Пока мы шоке ждали коронера, Хоф был в ярости, что мы не в приемном зале, что мы не ждем проституторов, чтобы зарабатывать деньги. Он не считал нас за людей.

После такого опыта я начала осознавать всю жестокость Хофа и его неспособность сочувствовать. Люди были для него инструментами, чтобы получить то, что ему нужно, как правило, деньги. Он ожидал от всех абсолютной преданности, но сам никому не был предан. Он умел подлизаться к любой третьесортной знаменитости, но ему было плевать на талант и тяжелую работу, если у вас не было славы и власти. Для него не было незаменимых.

От всех нас ожидали, что мы будем защищать ложь Хофа. Он уволил сотрудницу, потому что она устала от его вербального насилия и начала защищаться. Когда она пришла за выходным пособием, он приказал 3 женщинам из борделя совершить лжесвидетельство в суде и сказать, что они видели, как она пила на работе. Просто чтобы ему не пришлось ей платить.

Нам говорили, что мы собственность Хофа, и что мы никогда не сможем работать на его конкурента. Хоф заставлял нас подписывать фальшивые контракты, в которых нам запрещалось покидать его бордель и работать где-то еще. Он ограничивал нашу свободу. Если вы хотели сбежать, Хоф начинал вам угрожать и преследовать. А потом он запросто рассказывал вашей семье или работодателю, что вы были проституткой.

Хоф просто обожал делать женщинам больно. Однажды он угрожал лишить меня лицензии медсестры. Чтобы как-то защитить себя, прежде чем я сбежала, я сфотографировала употребление наркотиков в его борделе. Я знала, что мне понадобится что-то на Хофа, чтобы он не стал лезть в мою новую жизнь.

Женщины не оказываются в проституции от хорошей жизни. Им были отчаянно нужны деньги, и они не видели других альтернатив. Хоф брал уязвимых женщин, которым часто было некуда идти, и самоутверждался, контролируя и причиняя им вред. И разные округа штата выдавали ему лицензию на то, чтобы этим заниматься. А у женщин, с другой стороны, не было правительственного агентства, чтобы позаботиться о них.

Система легальных борделей в Неваде не рассматривает женщин как людей с правом на безопасность и человеческое достоинство. И пока сутенеры, которые являются преступниками независимо от легальности своего статуса, получают лицензии, этот цикл насилия будет продолжаться, и в легальной проституции женщинам будет не безопаснее, чем на улице.

Я надеюсь, что Невада готова к переменам. Легальные бордели явно не предотвращают насилие таких сутенеров как Хоф. Весь бизнес проституции — это сексуальная эксплуатация, независимо от того, легальная она или нет. Проституция — это преступление с жертвами и несколькими преступниками. Если вы сутенер женщины, то вы совершаете преступление против нее. Давайте сделаем сутенерство незаконным.

Мэдисон Грэхам (Madison Graham)

Источник: Exodus Cry

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s