«Мне было 18 лет, и я была психически больна»: эксплуатация в легальной порно-индустрии

Когда я была на пике уязвимости — мне было 18 лет, и я была психически больна — меня эксплуатировали в порно-индустрии Лос-Анджелеса. За один год со мной сняли более ста порнографических видео. Более 40 из них до сих пор загружены на Pornhub. Эти видео снимались более 10 лет назад в самый тяжелый и уязвимый период в моей жизни. Ужасно думать, что люди до сих пор смотрят эти видео, оставляют обо мне комментарии и выставляют рейтинг.

В течение нескольких лет я не считала себя пострадавшей от торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации. Я думала, что торговля людьми значит, что женщину похитили (как в фильме «Заложница»), увезли куда-то силой, или что это произошло с несовершеннолетней девочкой. Но, согласно законодательству, обман и любые формы принуждения к коммерческим сексуальным действиям — это торговля людьми.

Я была психически больна, и я была растерянной и очень проблемной девочкой подросткового возраста. Из-за этой моей уязвимости, меня принудили участвовать в этой индустрии, и меня принуждали к съемкам фильмов, в которых меня эксплуатировали. Я была не в состоянии дать согласие на что-либо из того, что со мной делали. И я считаю, что моя эксплуатация в порно была торговлей людьми.

Люди, которые смотрят видео со мной, вероятно, никогда не узнают, какая огромная боль за ними скрывается. Они не видят принуждение или эксплуатацию уязвимого состояния.

В детстве я выглядела нормально со стороны, но с очень раннего возраста, с 10 лет, я страдала от клинической депрессии. Когда мне было 15 лет, меня изнасиловал одноклассник. В возрасте 16 лет я предприняла первую попытку самоубийства, после которой я два дня была без сознания в больнице.

После этого началась длинная череда психиатрических госпитализаций и попыток подобрать мне препараты. Всего я провела более 100 дней взаперти в психиатрических отделениях больниц и домах для проживания людей с психическими заболеваниями. Я даже была в программе типа выживания на природе, без помещения или водопровода.

Мои врачи перебрали все варианты лечения, включая электрошоковую терапию, которую я проходила одиннадцать раз. Электрошоковая терапия привела к потере кратковременной памяти, которая сохранялась у меня полтора года. Я хотела, чтобы мне стало лучше, но ни один из типов лечения не помогал. Я погружалась в океан безнадежности. В возрасте 18 лет у меня была вторая попытка самоубийства.

Я очнулась через четыре дня. Прогноз был неблагоприятным. Мои врачи предлагали мне переехать в групповой дом для психиатрических пациентов на постоянное проживание, получать пособие по инвалидности и проходить новую электрошоковую терапию.

Я связалась со своими друзьями, чтобы понять, как можно побыстрее заработать побольше денег, потому что я хотела избежать нового лечения, которое все равно не помогало. Мне предложили заняться стриптизом, и это быстро открыло мне дверь в порно-индустрию. В течение следующего года я работала в порно-индустрии Лос-Анджелеса.

Я прилетела в Лос-Анджелес с двумя сумками. Водитель моего агента забрал меня в аэропорту и сразу привез меня в клинику для тестирования на половые инфекции. Мы пообедали, пока ожидали результаты тестов. Когда результаты анализов были готовы, он отвез меня на съемки первого видео.

Это было ужасно. Я была напугана, так как вокруг была толпа незнакомых мне людей, и я не понимала, как сказать «нет». Я чувствовала себя обязанной делать то, что мне говорят, потому что водитель и агент оплатили все это и мое проживание в городе. Если бы я сказала «нет», то я тут же оказалась бы бездомной в Лос-Анджелесе.

Мои первые видео были связаны с такой огромной травмой. В начале каждого видео они снимали мое согласие, когда я держала в руке водительское удостоверение и подтверждала, что мне не меньше 18, и я трезва. Но это только усиливало страх и чувство угрозы. Я чувствовала, что после этого может произойти что угодно, даже если я на это не соглашалась.

Мне кажется, что в эти моменты мой разум в попытке самосохранения не позволял мне чувствовать боль и осознавать, что именно происходит — сексуальная эксплуатация очень уязвимой женщины, которая не может дать согласие на подобные действия.

Целью всех видео было явное сексуальное насилие, и чтобы девушки выглядели подростками, а желательно еще младше. Временами насильственный секс вызывал у нас кровотечения, вплоть до того, что они останавливали съемку, чтобы вытереть кровь. После этого съемка просто продолжалась. В 18 лет я была чрезвычайно наивна. Я отчаянно хотела верить, что я контролирую эту крайне страшную ситуацию.

У каждой исполнительницы был список того, что она не будет делать. Но время от времени мужчины-исполнители или продюсеры просто начинали делать что-то из этого списка. Если ты отказываешься продолжать, продюсер начинает требовать, чтобы ты возместила долг за прическу, макияж и потерю времени. Я только один раз ушла со съемочной площадки в такой ситуации.

После съемок в порно я стала зависимой от наркотиков и алкоголя, потому что мне нужно было как-то заглушить боль и преследующие меня воспоминания. Я была в стельку пьяна 12 или более часов каждый день, принимала самые разные таблетки, иногда другие наркотики. В последующие несколько лет моей единственной надеждой было успешное самоубийство.

Мне потребовалось более десяти лет, чтобы я начала преодолевать эту психологическую травму. Сейчас, когда я вижу себя в тех видео, я вижу, как меня насилуют снова и снова. У меня не было сил сказать «нет». Я опасалась за свою жизнь, и мне казалось, что для такой как я это единственный путь.

Люди, которые смотрели видео со мной, вероятно, никогда не узнают, какая огромная боль за ними скрыта. Они не видят принуждение и эксплуатацию уязвимого положения, которые за ними стоят. И они не видят разрушительных последствий. Я одна из немногих исполнительниц, которых я знаю, которая смогла успешно уйти из порно-индустрии, которая не покончила с собой, не умерла от передозировки, не оказалась в другой ситуации эксплуатации или абьюзивных отношениях ради выживания.

Я благодарна за то, что сейчас моя жизнь полностью изменилась — несколько лет трезвости, успешная карьера, любящий брак и семья. Я хочу поделиться своей историей, чтобы зрители порно осознали вред и реалии этой индустрии, кроме того, я хочу поделиться надеждой с выжившими (и с женщинами и мужчинами, которые все еще находятся там).

Я надеюсь, что сейчас зрители порно уже знают, что многие женщина на Pornhub были изнасилованы. Еще больше тех, у кого не было сил сказать «нет». Я надеюсь, что они знают, что запугивание и давление — это торговля людьми.

Те из нас, чьи видео сейчас на Pornhub и других подобных сайтах, не имеют власти и возможности их удалить. Контент со мной мне не принадлежит, и у меня нет власти, чтобы удалить его с Pornhub и из Интернета. Множество женщин на Pornhub хотели бы, чтобы видео с ними были удалены.

Прямо сейчас Pornhub и другие сайты получают финансовую прибыль за видео с нашей эксплуатацией, и они часто игнорируют пострадавших, которые умоляют их удалить видео с ними. Похоже, что они совершенно не заинтересованы в том, чтобы помочь нам восстановить жизни, которые были разрушены этой травмой.

Источник: Exodus Cry

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s