Какой подход к проституции наиболее безопасен для женщин?

В этой статье я уделяю основное внимание «повседневной» реальности секс-индустрии – женщинам, которые считают, что они занимаются этим по собственному выбору. Нам предстоит очень долгий путь до полного искоренения проституции, и я считаю, что существует острая потребность в снижении вреда от нее настолько, насколько это возможно. Я верю, что именно Шведская модель способна этого добиться, даже во время переходного периода к обществу, свободному от тирании секс-индустрии. Даже если мы будем открывать службы поддержки и программы по выходу из проституции, будем менять законы и бороться с бедностью, все равно на передовой будут женщины. И очень важно понимать, как Шведская модель будет защищать их в этот период. Вот некоторые мои мысли, основанные на моем собственном опыте.

Многие защитники проституции выступают за «полную декриминализацию», но некоторые аболиционистки путают ее с легализацией. Ниже я описываю основные различия между полной декриминализацией и легализацией.

Полная декриминализация – это меньше регуляции, легализация – больше регуляции

Многие женщины в проституции говорят, что больше всего они боятся юридических и социальных последствий. Очень часто это называют «стигмой» — это значит, что женщины чувствуют, что они не могут обратиться в полицию из-за агрессивных и опасных «клиентов», или не могут снизить риск, рассказав кому-то из подруг, где и с кем они будут находиться.

Хотя это серьезные проблемы, которые способствуют опасности для женщин, полная декриминализация мало как сможет на них повлиять. Когда «клиенты» нападают на женщин, насилуют или даже убивают, их настоящие имена и адреса не известны. Если он использовал презерватив, то по ДНК его тоже не вычислишь – и женщины часто встречают «клиентов» в публичных местах. Это значит, что шансы на поимку этих мужчин минимальны, а шансы на реальное осуждение и того меньше – так что любой агрессивный «клиент» будет нападать множество раз, прежде чем хотя бы возникнет вероятность, что он будет пойман.

Сказать подруге, что к тебе придет «клиент», к сожалению, бывает полезно только полиции уже после совершения преступления. Полная декриминализация означает, что нет никаких ограничений и процедур для гарантии безопасности, так что женщины будут подвергаться такому же риску от агрессивных и опасных мужчин, как и при полном отсутствии какого-либо законодательства.

Полная декриминализация – это также отсутствие регуляции для сутенеров и «клиентов»


Представьте следующее: женщина находится в проституции. Она чувствует себя плохо, ей больно, «клиент» для нее слишком большой, она очень устала.

«Клиент» не может дойти до оргазма и восклицает: «Услуга кошмарная, мне обещали оргазм за 10 минут! Я требую вернуть деньги!»

Женщина отказывается – ей нужны деньги, чтобы платить за крышу над головой.

В результате, «клиент» ведет ее в суд в соответствии с Актом о правах потребителя от 2015 года. Он выигрывает дело, и ему присуждается компенсация.

При полной декриминализации такой сценарий вполне реален.

Отсутствие регуляции работает в обе стороны, это значит, что нет никакой особой защиты или исключений для женщин в проституции, которые не в том положении, чтобы участвовать в дорогостоящих судебных разбирательствах.

Предположительно, на женщин в борделях будут распространятся обычные трудовые права. Однако в таком случае «менеджеры» или «владельцы бизнеса» (сутенеры) имеют право ожидать, что женщина будет выполнять «рабочие обязанности» в соответствии с определенными стандартами, например, участвовать в другом бизнесе, принадлежащем этому владельцу, в маркетинге и рекламе. Даже в построении деловых связей – «обслуживать» и владельца, и всех его друзей. (В последнем случае я говорю на основе своего личного опыта).

Такая модель приводит к тому, что согласие женщины на секс полностью зависит от необходимости удовлетворять как работодателя, так и «потребителя», а для ее защиты нет никаких отдельных юридических условий.

Легализация означает лишение женщины права на телесную автономию

В некоторых американских штатах контракты на суррогатное материнство могут включать пункты, которые обязывают женщину сделать аборт в определенных обстоятельствах – это значит, что женщины по контракту обязаны отказаться от своего человеческого права на телесную автономию. Это адское надругательство над «правом на выбор», за которое боролись феминистки. По иронии, в такую ловушку попадают как раз те женщины, у которых возможностей для выбора меньше всего.

Когда вы покупаете бургер, вы платите не только за еду, но и за все оборудование и труд, которые ушли на его приготовление – все оплачено для удовлетворения вашего спроса. Когда вы покупаете секс, то вы платите не за какую-то абстрактную идею, а за использование настоящего человеческого тела женского пола ради получения своего оргазма. Женщина – это не только ее половые органы. Она неотделима от них. А потому любой трудовой контракт или распространение Акта о правах потребителя на сексуальное согласие женщины лишает ее права на телесную автономию.

Частичная декриминализация (для женщин) лишает власти «клиентов» и сутенеров и возвращает ее женщинам

Частичная декриминализация – это другое название Шведской модели. Она может минимизировать или частично уравновесить потенциальные проблемы, описанные выше. Она лишает «клиентов» и сутенеров власти и возвращает ее женщинам в проституции. Трудовые контракты и права потребителей больше на нее не распространяются.

Любое законодательство в рамках этой модели криминализирует все третьи стороны, которые наживаются на продаже секса, но сами женщины не криминализированы. В результате, женщины больше не удерживаются в проституции наличием судимости, у них нет стигмы «преступниц», которая сейчас довлеет над многими женщинами. В этой модели безопасность и человечность женщин является приоритетом, и однажды у них может появиться возможность уйти.

Многие верят, что аболиционистки – это «поборницы морали», но эта идея нелепа. Я попала в проституцию, когда мне было 17 лет. Я была на улице и в борделе, и я выжила – в отличие от множества моих сестер.

Мне повезло, что я могу это написать, и я делюсь моей историей в надежде, что она поможет и защитит остальных, я вовсе не пытаюсь осуждать или навредить им. Проституция всегда чрезвычайно опасна независимо от законодательства, но я убеждена, что Шведская модель – это верное направление для создания более безопасного будущего. Тем не менее, первый шаг – убрать настоящую стигму, социальное осуждение, и позволить женщинам, которые сумели выйти из проституции, говорить без страха.

Авторка: Jade Serpents

Источник: Nordic Model Now

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s