Порнография – бесконечная проституция

Статья исследовательницы Мелиссы Фарли из сборника «Porn Inc.» (2011).

Порнография – это вид проституции

Когда я впервые услышала, как Эвелина Гиобб объясняет, что «порнография – это изображения проституции», у меня в голове словно лампочка зажглась. Разумеется, это так. Почему вообще эти два понятия начали разделять?

Проституция – это сексуальное насилие, которое приносит огромную экономическую выгоду некоторым из насильников. Это гендеризированная стратегия выживания для женщин, которые идут на огромные риски в проституции. Сексуальное и физическое насилие – это норма для женщин во всех типах проституции, независимо от легальности ее статуса или физического расположения.

Хотя реалии жизни тех, кто находится в проституции и порнографии, во многих отношениях неотличимы от опыта инцеста, насилия со стороны партнера и изнасилования, в случае с порнографией нарушения прав человека скрываются, когда проводится ложное разделение между порнографией и другими разновидностями проституции. Создается ошибочное впечатление, что между этими явлениями отсутствует связь.

Порнографы и их представители по связям с общественностью готовы биться до последнего, отрицая пересечения и параллели между проституцией и порнографией. Однако проституторы («клиенты») и комики прекрасно знают, что этой разницы не существует. Джэй Лено шутил: «Вы слышали, что прямо сейчас в Лас-Вегасе проходит съезд работников порно? Говорят, там можно пообщаться с порнозвездами. Да, и в повседневной обстановке они ничем не отличаются от самых обычных шлюх» (выступление на NBC, 17 января 2007 года).

Над этой шуткой смеялись, но что делает ее смешной? Мизогиния? То, что он подмигнул проституторам: мол, мы-то знаем, что когда смотрим порно, мы просто покупаем женщин, и нам это сходит с рук? Его аудитория – пособники Лено в дегуманизации женщин? Слушатели испытывали вину или стыд, которые делали их смех неловким?

Один проститутор, который давал интервью в рамках исследования среди мужчин, покупающих секс, объяснял: «Конечно, женщина в порнографии – это проститутка. Они занимаются проституцией перед камерами. Разница только в том, что им платят кинокомпании, а не отдельные люди» (Farley, 2007b, p. 147).

Женщина, пережившая проституцию, объясняет это так: «Порнография – это проституция, которая легальна до тех пор, пока кто-нибудь все это снимает…» (Simonton and Smith, 2004, p. 355).

Женщины в порнографии и проституции подвергаются одинаковым видам насилия: вербальному насилию и оскорблениям, в том числе, оскорблениям на почве расизма, унижениям, физическому насилию, сексуальному насилию, а также действиям, которые полностью соответствуют определениям пыток в международных конвенциях.

Пережившие порнографию и проституцию описывают их схожесть, то, что в обоих случаях им причиняли физический вред, насиловали перед камерой, оказывали давление, чтобы склонить ко все более экстремальным видам секса во время съемок, например, анальному сексу. Точно так же проституторы оказывают давление на женщин в проституции, склоняя их ко все более экстремальным половым актам (Simonton and Smith, 2004).

Обстоятельства, которые приводят женщин в порнографию, такие же, как и обстоятельства, которые приводят в проституцию. Те факторы, которые способствуют вовлечению женщин в проституцию, такие же, как и факторы, которые способствуют вовлечению женщин в порнографию. Эти факторы включают:

— Бедность.

— Уязвимость перед вводящими в заблуждение объявлениями о работе.

— Уязвимость перед расизмом.

— Отсутствие возможностей для профессионального образования и обучения.

— Опыт физического и сексуального насилия в детстве.

— Невыполнение родительских обязанностей со стороны родителей или опекунов в детстве.

— Опыт сексуальных домогательств.

— Оставление со стороны родителей или опекунов.

— Культурно-обусловленное презрение к женщинам и девочкам.

— Соблазнение и манипуляции со стороны предпринимателей из секс-индустрии.

Большинство женщин в секс-индустрии подвергались сексуальному насилию в детстве (Silbert and Pines, 1983; Nadon et al., 1998; Widom and Kuhns, 1996). Порнография воспроизводит сексуальное насилие, при этом насильник использует как психологическое, так и физическое принуждение.

Как и в проституции, женщин принуждают к порнографии с помощью обмана или угроз насилия. После того как женщины соглашаются на конкретный акт проституции перед камерой, многие женщины сталкиваются с физическим принуждением к совершенно другим актам, как правило, гораздо более опасным.

Порнограф/сутенер использует камеру как инструмент для нарушения телесных границ женщины и дополнительного унижения. Например, ее могут тайком снимать в туалете, чтобы потом использовать это видео в порнографии (Morita, 2004).

Отчаянное экономическое положение женщин используется как средство для вовлечения женщин в порнографию. Например, одна женщина объяснила, что она увидела рекламу о том, что нужны модели для съемки в обнаженном виде, когда ее выселили из квартиры. «Владелец «фотоагентства» обещал мне место для проживания и много другой работы, если я соглашусь на видеосъемку. В тот момент жизни я действительно не думала, что у меня есть выбор» (Simonton and Smith, 2004, p. 352).

Двадцатилетнюю женщину из Украины наняло «модельное агентство», которое отправляло ее на конкурсы красоты в Европе, где ее знакомили с богатыми мужчинами. Модельное агентство функционировало как сутенер и торговец людьми. Покупатели были из ОАЭ, Франции, Италии, Японии и России. Они разглядывали женщин на конкурсах красоты, выбирали тех, кого они хотели купить, а потом арендовали моделей на срок до одного месяца. Женщина изначально не знала, что работа модели будет включать проституцию (а также съемки в порнографии) – это ей сообщили только когда она оказалась в другой стране (Plekhanova, 2006).

В Неваде легальный сутенер специализируется на найме женщин, которые участвовали в съемках порнографии. Он использует видео с ними для рекламы своего борделя, приглашая «арендовать порнозвезду» (Mead, 2001). В этом борделе женщины сообщили исследовательницам, что они ничего не смогут заработать, если не разрешат сутенеру снимать их проституцию на видео. Женщины, недавно оказавшиеся в проституции, сообщили об огромном давлении со стороны сутенера, который требовал видеосъемку, хотя сами женщины часто предпочитали, чтобы их проституирование не документировали (Farley, 2007a).

Когда у проституции появлялись документальные подтверждения в виде порнографии, женщины чувствовали, что порнография определяет, кто они такие, и испытывали стыд. В долгосрочной перспективе порнография затрудняла для них выход из секс-индустрии, поскольку теперь была постоянная запись их проституции, которая циркулирует в Интернете и в магазинах, торгующих порнографией.

Видеосъемка проституции продается снова и снова, и сутенеры получают огромные прибыли. Однако с точки зрения женщины – это бесконечная проституция, документ о ее сексуальной эксплуатации, в будущем мужчины снова и снова будут мастурбировать, глядя на эксплуатацию ее тела. Один оплаченный сексуальный акт становится глобальным, когда его превращают в порнографию и загружают в Интернет.

Порнограф – специализация сутенера

Сутенеры часто вовлекают женщин в проституцию с помощью порнографии, создавая гламурный образ секс-индустрии. Во время общественных слушаний о вреде порнографии женщины, пережившие проституцию, свидетельствовали о том, что сутенеры готовили их всех к проституции, демонстрируя порнографию (MacKinnon and Dworkin, 1997, p. 114). Когда женщины находились в проституции, сутенеры использовали порнографию, чтобы научить девочек и женщин тому, какие сексуальные акты они должны практиковать (Silbert and Pines, 1987, pp. 865–866).

Мики Гарсия, пережившая проституцию, говорила под присягой о том, что Хью Хефнер, порнограф и создатель журнала «Плейбой», был сутенером и контролировал международную группировку проституции, и что «Плейбой» обязывал своих моделей заниматься проституцией (MacKinnon, 2001, pp. 1539–1543).

Во многих случаях порнографы ничем не отличаются от других сутенеров (Nozaka, 1970). Это хищники, которые умело эксплуатируют экономическую и психологическую уязвимость женщины, чтобы вовлечь ее в секс-индустрию и удержать ее там. И порнографы, и сутенеры фотографируют женщин и используют эти фотографии для рекламы тех, кого они продают. Один порнограф заявлял, что его бизнес — «унижать шлюх ради вашего удовольствия от просмотра», чем фактически стирал грань между порнографией и проституцией (in Jensen, 2006).

Порнограф Питер Акворт, который специализируется на пытках, в 2007 году заказал здание в Сан-Франциско стоимостью в 14 миллионов долларов. Акворт настаивает, что он просто порнограф, а не сутенер. Он фетишист с камерой, который получает сексуальное удовольствие, нанимая женщин, чтобы их запугивали, избивали, связывали, топили, вешали под потолок.

Некоторая проституция связана с большим насилием, чем остальная проституция, и некоторая порнография связана с большим насилием, чем остальная порнография. Акворт называет это «кинком», а не пытками, а женщин, которых он снимает, «моделями», а не «проститутками». При этом они использует ту же структуру оплаты, что и в проституции: чем больше нарушений границ и насилия терпят женщины, тем выше будет цена. В интервью Акворт рассказал, что нанимал женщин, публикуя следующие расценки: «700 долларов за вагинальную пенетрацию дилдо и пальцами, 800 долларов за вагинальную и анальную игру с дилдо и пенетрацию пальцами, 900 долларов за вагинальный и/или оральный секс, 1000 долларов за вагинальный или оральный секс плюс анальные дилдо, 1100 долларов за вагинальный и анальный секс и 1300 долларов за двойную пенетрацию». Акворт предлагал больше за «**лю пальцами с принуждением» (Harper, 2007).

Иногда проституторы, сутенеры и порнографы подвергают женщин насилию просто потому, что могут, и неважно, снимают это насилие или нет, они просто считают женщин недостойными безопасности и защиты. Одна женщина так рассказывала о съемках порнографии: «Из меня выбивали дерьмо… Перед съемкой они сказали – с гордостью сказали – что у них большинство девочек начинают плакать на съемках, потому что им слишком больно… Я не могла дышать, меня били и душили. Я была очень расстроена, но они не останавливались. Они продолжали снимать. На видео можно услышать, как я говорю «Выключите гребаную камеру», но они продолжают» (Amis, 2001).

Исследования доказывают, что порнография причиняет вред женщинам

На данный момент существуют исследования, которые показали, какой вред причиняет порнография. В некоторых случаях травматический стресс (ПТСР), от которого страдают женщины в проституции, вызван именно тем, как мужчины использовали порнографию с ними и против них. Съемка их проституирования вызывает у женщин больше стресса, чем проституция без съемки. Если их проституцию снимали, то порнография будет преследовать их до конца жизни, и это вызывает у женщин стресс и тревожность, потому что порнографию могут увидеть члены семьи, друзья, будущие работодатели. Женщины в проституции, чьи покупатели или сутенеры использовали их для съемки порнографии, страдают от более тяжелых симптомов ПТСР, чем женщины, которые не участвовали в съемках порнографии (Farley, 2007b, p. 146).

По словам женщин, вред от порнографии хуже, чем только от проституции. Одна выжившая объясняет: «Порнография гораздо хуже проституции, потому что она будет влиять на меня до конца моей жизни. Это не то же самое, как если бы я… занялась сексом с мужиком, взяла деньги и вернулась домой… Десять лет спустя меня все еще эксплуатируют по всему Интернету. Меня узнают. Меня оскорбляют из-¬за этого. Моих детей оскорбляли из-за этого» (Simonton and Smith, 2004, p. 355).

Другие исследования показали, что порнография влияет на сексуальную агрессию мужчин против женщин. Маламут и его коллеги показали, что, наряду с другими факторами, порнография увеличивает сексуальную агрессию мужчин против женщин. Другие факторы включают безличный секс, идентификацию с враждебной маскулинностью, насилие в родительской семье, деликвентное поведение в подростковом возрасте и установки, поддерживающие агрессию (Malamuth and Pitpitan, 2007).

Данные другого исследования подтверждают выводы Маламута. Исследование среди 110 покупателей секса в Шотландии сравнивало мужчин, которые часто проституировали женщин, и тех, кто делал это редко. Чем чаще мужчины использовали порнографию, тем чаще они использовали проституированных женщин. Мужчины, которые часто проституировали женщин, также с большей вероятностью совершали акты сексуальной агрессии против женщин вне проституции (Farley et al.).

Другие исследования обнаружили похожую статистическую связь между порнографией и проституцией. Монто и МакРи (2005) сравнивали использование порнографии среди 1 672 американских мужчин, которых арестовывали за попытки проституирования женщин, и среди мужчин, которые не использовали женщин в проституции. Мужчины, которые покупали секс, гораздо чаще регулярно использовали порнографию по сравнению с мужчинами, которые не покупали секс. Мужчины, которые неоднократно использовали женщин в проституции, гораздо чаще использовали порнографию, чем мужчины, которые первый раз попробовали проституировать женщину, а последние чаще пользовались порнографией, чем мужчины, которые не платили за секс.

Вполне возможно, что частое использование порнографии побуждает мужчин использовать женщин в проституции. Три исследования поддерживают феминистское понимание проституции как формы насилия против женщин. Это шотландское исследование покупателей секса, о котором говорилось выше, исследование Монто и МакРи 2005 года и мета-анализ Галда, Маламута и Йена, проведенный в 2010 году, который показал связь между использованием порнографии и взглядами, одобряющими насилие против женщин.

В реальном мире порнография, проституция и торговля людьми не отделены друг от друга

Нарушения прав человека удается скрыть, когда торговлю людьми искусственно отделяют от проституции и порнографии. Сутенеры и проституторы повторяют, что торговля людьми – это плохо, но проституция – это хорошая работа для бедных женщин. Некоторые даже заявляют, что плох только траффикинг с применением силы, но добровольная миграция с целью секс-работы – это нормально, несмотря на то, что в обеих ситуациях опыт женщин оказывается одинаковым. Или что проституция без согласия – это проблема, но если в комнате есть камера, то считается, что порнография была добровольной.

Существует бесконечный словесный поток, который призван скрыть взаимосвязи внутри секс-индустрии. Как и в случае с любым другим глобальным бизнесом, у секс-индустрии есть национальные и международные сектора, маркетинговые сектора, различные физические представительства, которые работают в каждом сообществе, много разных владельцев и менеджеров, а также постоянная деятельность по расширению технологий, законодательства и отношения общественности.
Современная порнография используется как реклама проституции и как способ торговли женщинами (MacKinnon, 2005).

Искусственное разделение тесно связанных секторов этой гидры торговли людьми для секса происходит не просто так – оно открывает дверь для идеологических аргументов, которые позволяют сутенерам и проституторам защищать вредные практики. Манипуляции этими ложными разделениями создают запутанные и искаженные представления о сексуальном среде и сексуальной свободе. Когда порнографию концептуально переделывают в секс-работу, то грубая эксплуатация со стороны порнографов превращается в отношения работодателей и работников. Когда проституцию определяют как работу, то хищническая покупка других людей, которую практикуют проституторы, превращается в тривиальную деловую сделку.

Когда порнографию определяют как выбор, это может вызвать замешательство как у самих женщин, так и у широкой общественности. Женщина может согласиться с пропагандой порнографов о том, что это ее личный выбор, и тогда она начинает обвинять себя в том вреде, который был ей причинен, даже если в реальности у нее не было выбора.

Ложные разделения запутывают людей, которые пытаются бороться с подобными нарушениями прав человека. Постоянные и долгие объяснения различий между порнографией, проституцией и торговлей людьми, несмотря на все то, что их объединяет, затрудняют борьбу с сексуальной эксплуатацией.

В некоторых сценариях сутенеры и проституторы преподносят проституцию как что-то другое, например, как модельный бизнес. Они говорят о выступлениях моделей на итальянском конкурсе красоты, где зрители (проституторы) могут позволить себе «свидания с доступными, прекрасными женщинами». Однако с точки зрения «участниц конкурса», которые приезжают в чужую страну без гроша в кармане, и которые соглашаются на это ради встречи с интересными, влиятельными мужчинами, это обычная торговля людьми.

Хотя различные виды порнографии описываются как отдельная индустрия – это неотъемлемая и важная часть секс-индустрии в целом, включая проституцию и торговлю людьми. Так, владельцы легальных борделей пытаются «удобрять почву» проституции с помощью таких легальных предприятий как стриптиз-клубы, секс-сайты в Интернете и производство порнографии (Hausbeck and Brents, 2000). «Девочки из Читы» — это порнография, снятая в стриптиз-клубе Лас-Вегаса, в котором также практикуется проституция (Jordan, 2004, p. 107). На одном веб-сайте стриптиз-клуб рекламировался слоганом: «Делаем новых порнозвезд: по одной танцовщице за раз!!!» ().

Пересечение между различными ответвлениями секс-индустрии можно проиллюстрировать одним полицейским расследованием в Лас-Вегасе. В, казалось бы, обычном офисном здании работал секс-бизнес, объединяющий производство порнографии, службу эскорта и проституцию с помощью веб-камер. Сутенер/порнограф арендовал шесть офисов, которые функционировали как бизнес Интернет-порнографии, проституции с помощью веб-камер, а также база для нелегальной продажи женщин в отели и бордель (конфиденциальный источник в полиции штата Невада).

Как указывает шутка Лено, индустрия «фильмов для взрослых» — это реклама и продвижение проституции. Когда индустрию торговли людьми называют «индустрия для взрослых», то это не только скрывает тот факт, что речь идет о проституции, но и побуждает людей считать секс-индустрию чем-то солидным и зрелым.

В Австралии и США устраиваются шоу секс-индустрии, где продвигаются идеи о том, что проституция – это веселый, добровольный стиль жизни с гарантированным здоровьем без ВИЧ и правом на тайну частной жизни. Несмотря на эти утверждения, суть этих шоу мало отличается от «шоу уродов 19 века», где «индустрия не отказывается ни от каких видов эксплуатации, если ее требуют клиенты» (O’Connor and Healy, 2006, p. 18). Механические, унизительные, а временами и садистские «эротические игры» во время шоу секс-индустрии особенно вредны, потому что участвующие в них женщины обязаны притворяться, что они получают от этого настоящее удовольствие.

Порнография – это задокументированное унижение женщины (Clarke, 2004, p. 205). Это запись о том, какие экстремальные формы принимает доминирование мужчин над женщинами – с добавлением крайне агрессивного расизма и классизма. Однако время от времени появляются и проблески надежды на социальные перемены. Например, Гленн Маркус, как и Питер Акворт, поддерживал веб-сайт с порнографическими пытками. С помощью психологического принуждения Маркус уговорил одну женщину разрешить размещение порнографии с ней на веб-сайте Slavespace.com. Женщина выдвинула обвинения против Маркуса – ее сутенера/порнографа/работорговца. Во время одних съемок ей в рот засунули кляп в виде шара, зашили ей рот хирургической иглой и подвесили ее на стене.

Ее адвокаты, насколько я понимаю, использовали в суде следующее определение: «Секс-траффикинг – это принуждение или продажа человека для сексуальной эксплуатации, такой как проституция или порнография». 5 марта 2007 года Маркуса признали виновным в секс-траффикинге (Bartow, 2007). Это решение отражает понимание того, какой вред порнография причиняет женщинам, и каким образом порнография и проституция одинаковы для тех, кого сексуально эксплуатируют ради выгоды.

Ссылки

Amis, Martin (17 March, 2001) ‘A Rough Trade’ The Guardian
(accessed 20 March, 2001).

Bartow, Ann (24 May, 2007) ‘Bondage Webmaster Likely Going to Jail. Feminist Law Professors’ (accessed June, 2008).

Clarke, D.A. (2004) ‘Prostitution for everyone: Feminism, globalization, and the “sex” industry’ in Christine Stark and Rebecca Whisnant (Eds) Not For Sale: Feminists Resisting Prostitution and Pornography. Spinifex Press, North Melbourne.

Farley, Melissa (2007a) Prostitution and Trafficking in Nevada: Making the Connections. Prostitution Research & Education, San Francisco.

Farley, Melissa (2007b) ‘“Renting an Organ for 10 Minutes:” What Tricks Tell Us About Prostitution, Pornography, and Trafficking’

in David E. Guinn and Julie DiCaro (Eds) Pornography: Driving the Demand for International Sex Trafficking. Captive
Daughters Media. Los Angeles, pp. 144–152.

Farley, Melissa, Ann Cotton, Lynne Jacqueline, Sybil Zumbeck, Frida Spiwak, Maria E. Reyes, Dinorah Alvarez, Ufuk Sezgin (2003)

‘Prostitution and Trafficking in 9 Countries: Update on Violence and Posttraumatic Stress Disorder’ Journal of Trauma Practice 2 (3/4), pp. 33–74.

Farley, Melissa, Jan Macleod, Lynn Anderson and Jacqueline M. Golding (in press) ‘Attitudes and Social Characteristics of Men Who Buy Sex in Scotland’ Psychological Trauma: Theory, Research, Practice, and Policy.

Hald, Gert Martin, Neil Malamuth and C. Yuen (2010) ‘Pornography and Attitudes Supporting Violence Against Women: Revisiting the Relationship in Nonexperimental Studies’ Aggressive Behavior 36 (1), pp. 14–20.

Harper, Will (21 February, 2007) ‘Kinky Town’ San Francisco Weekly http://www.sfweekly.com/content/printVersion/459991/ (accessed 22 February, 2007).

Hausbeck, Kathryn and Barbara G. Brents (2000) ‘Inside Nevada’s Brothel System’ in Ron Weitzer (Ed) Sex for Sale: Prostitution, Pornography and the Sex Industry. Routledge, New York, pp. 217–243.

Jensen, Robert (2006) ‘The Paradox of Pornography’ Op Ed News
(accessed 1 February, 2006)

Jordan, Brent K. (2004) Stripped: Twenty years of secrets from inside the strip club. Morris Publishing, Kearney, Nebraska.

MacKinnon, Catharine A. (2001) ‘Testimony of Miki Garcia’ Sex Equality. pp. 1539–1543. Foundation Press, New York.

MacKinnon, Catharine A. (2005) ‘Pornography as Trafficking’ Michigan Journal of International Law 26 (4) pp. 993–1012.

MacKinnon, Catharine A. and Andrea Dworkin (1997) In Harm’s Way: The Pornography Civil Rights Hearings . Harvard University Press, Cambridge, MA.

Malamuth, Neil M. and Eileen V. Pitpitan (2007) ‘The effects of pornography are moderated by men’s sexual aggression risk’ in David E. Guinn and Julie DiCaro (Eds) Pornography: Driving the Demand in International Sex Trafficking. Captive Daughters Media, Los Angeles, pp. 125–143.

Mead, Rebecca (23 April, 2001) ‘American Pimp’ New Yorker http://www.rebeccamead.com/2001/2001_04_23_art_reno.htm (accessed 9 July, 2003).

Monto, Martin A. and N. McRee (2005) ‘A comparison of the male customers of female street prostitutes with national samples of men’ International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology 49, pp. 505–529.

Morita, Seiya (2004) ‘Pornography, prostitution, and women’s human rights in Japan’ in Christine Stark and Rebecca Whisnant (Eds)

Not for Sale: Feminists Resisting Prostitution and Pornography. Spinifex Press, North Melbourne, pp. 64–83.
Nadon, Susan M., Catherine Koverola and Eduard H. Schludermann (1998) ‘Antecedents to Prostitution: Childhood Victimization’ Journal of Interpersonal Violence 13, pp. 206–221.

Nozaka, Akiyuki (1968/1970) The Pornographers (translated by Michael Gallagher, 1970). Charles Tuttle Publishing, Tokyo.

O’Connor, Monica and Grainne Healy (2006) ‘The Links between Prostitution and Sex Trafficking: a Briefing Handbook’ Coalition Against Trafficking in Women

Plekhanova, Lena (10 August, 2006) ‘Prostitution remains issue for Ukrainian modeling industry’ Kyiv Post (accessed 11 December, 2006).

Silbert, Mimi H. and Ayala M. Pines (1983) ‘Early Sexual Exploitation as an Influence in Prostitution’ Social Work 28, pp. 285–289.

Silbert, Mimi H. and Ayala M. Pines (1987) ‘Pornography and Sexual Abuse of Women’ Sex Roles 10, p. 857.

Simonton, Ann and Carol Smith (2004) ‘Who are Women in Pornography?: A conversation’ in Christine Stark and Rebecca Whisnant (Eds) (2004) Not for Sale: Feminists Resisting Prostitution and Pornography. Spinifex Press, North Melbourne, pp. 352–361.

Sullivan, Mary (2007) Making Sex Work. A Failed Experiment with Legalised Prostitution. Spinifex Press, North Melbourne.

Widom, Cathy Spatz and Joseph B. Kuhns (1996) ‘Childhood victimization and subsequent risk for promiscuity, prostitution, and teenage pregnancy: A prospective study’ American Journal of Public Health 86 (11), pp. 1607–1612.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s