Что я хочу объяснить вам про «счастливых проституток»

Здесь, в Новой Зеландии, в легальных борделях у нас все те же «счастливые проститутки», которые говорят про свой «эмпауэрмент» как «секс-работниц», реализующих свой «свободный выбор» и «агентство», и эти слова транслируются на весь мир. Я хочу объяснить, что эти женщины не лгут, но они говорят совсем не то, что, как вам кажется, они говорят.

Этими словами манипулируют пропагандисты, их представляют как что-то совершенно отличное от того, что было сказано. Никто не счастлив в проституции, ни для кого это не «эмпауэрмент», и никто не выбирает проституцию. «Секс-работа» — это не секс и не работа, а насилие и злоупотребления, от которых никуда не деться. Просто на самом деле они говорят следующее:

«Я счастлива, что получаю (хоть какие-то) ДЕНЬГИ в секс-индустрии». Это все равно что сказать, что они благодарны. Эти женщины благодарны за все крохи, которые приносит их объективизация, несмотря на все, что она у них забирает, несмотря не все, что они отдают ей, несмотря на все, что им приходится терпеть. Многие из них рассчитывали получать еще меньше. Многие хотели бы получать больше, но считают это неизбежным злом на пути к своим реальным ожиданиям от жизни. Многие ожидали большего в прошлом, но их надежды давно были раздавлены, теперь они считают былые стремления наивными.

Многие женщины в этой индустрии ощущают полную безнадежность, и если недавно у них появилась возможность обеспечивать себя, то что же, это деньги, они готовы взять их и быть благодарными. Точно так же какие-то женщины работают в подпольных мастерских за 2 доллара в день и благодарны за это. Женщина сможет найти что-то положительное во всем, что позволило ей выбраться из прошлой отчаянной ситуации.

В этом отношении они действительно счастливы, и это действительно их выбор – вот только они выбирали из очень ограниченного и довольно неприглядного списка, а иногда в их списке было написано «секс-работа» и больше ничего. Когда они говорят об «эмпауэрменте», то это, опять же, по сравнению с полным отсутствием контроля над своей жизнью. Если вас используют для секса, который вам отвратителен, то вы захотите получить с этого все, что можете. Это обычная установка женщин в такой ситуации, и любая возможность что-то получить от жизни, в которой у них нет никаких надежд, представляется им как способ обретения контроля.

Не все они страдают от диссоциации и отрицания из-за ПТСР. Мы вполне можем осознавать, что с нами делают в проституции, пока мы продолжаем в ней находиться. Проблема в том, что женщины, которые говорят, что они всем довольны, просто еще мало находились в этой индустрии, и они еще не знают, о чем говорят те, кто ушел из проституции, они еще не испытали путь от плохого к худшему и полное отчуждение, которое настигает всех, кто был в ловушке проституции много лет, они еще не знают, как проституция уничтожает всю твою жизнь и тебя саму. Мы, ветеранки проституции, в буквальном смысле начинаем сходить с ума, и мы получаем целый список диагностированных психических расстройств. Мы уже ДАВНО не испытываем никакой благодарности, ха-ха.

Нет, «счастливые проститутки» обязательно молоды, по крайней мере, они недавно в этой индустрии. Большинство из них жили и продолжают жить безрадостной жизнью с кучей проблем, они просто еще не считают всех мужчин, которые используют их за деньги, главной из них. Большинство из них все прекрасно понимают. Они то и дело рассказывают мне кошмарные истории, когда поправляют «красоту» в дамской комнате, когда сидят на грязной лестнице и курят, когда ждут очередных «клиентов» среди пьяной похабщины и вонючих диванов и стараются не заснуть.

Они все прекрасно понимают. Но несмотря на это, их голоса имеют значение.

То, что они говорят – это защитный механизм, способ приуменьшить последствия насилия, и это насилие не уникально только для секс-индустрии. Это насилие, которое совершается над всем классом женщин и девочек, в первую очередь, над девочками, живущими в бедности и из расовых меньшинств, и это насилие начинается задолго до того, как они оказываются в проституции.

Никто из них не будет отрицать, что они бы предпочли заниматься чем-то еще и зарабатывать так же хорошо, как мужчины, которые ходят в их бордели. Зарабатывать без того, чтобы спать с этими мужчинами в обмен на крохи с их доходов. Мы все бы выбрали карьеру при всех тех свободах, поддержке, поощрении и ресурсах, которые есть в распоряжении мальчиков и мужчин на протяжении всей их жизни. Мы предпочли бы делать выбор из всех тех возможностей, которые были бы у нас, будь мы мужчинами. Мы бы предпочли выбор, связанный с нашими интересами, амбициями, талантами и потенциалом – как у мужчин. Мы бы выбрали их карьеру, их статус, их признание и ту зарплату, которую мужчины получают за ту же работу, только без сексуальных домогательств, без дополнительной, неоплачиваемой эмоциональной работы и без политики стеклянного потолка. Мы бы выбрали стать начальницами, управлять собственными организациями, делать только то, что мы сами сочтем важной работой – как это делают мужчины последние 2000 лет, когда наследство и матерей, и отцов отдается сыновьям, но не дочерям.

Мы все выбрали бы жизнь без забот, как у мужчин, которые насилуют нас. Мы предпочли бы жить как они – жизнью, когда любой сексуальный контакт вызван нашими желаниями и потребностями, а мы даже не представляем, что может быть как-то иначе. Черт возьми, ну что за жизнь, просто невероятно!

Но только у нас нет этих свобод, нет этих возможностей, и у нас нет контекста, в котором слова «выбор», «агенство» и «эмпауэрмент» имеют реальный смысл, и в отношении нас эти слова рисуют совершенно другую картину. Когда мы говорим эти слова, то нужно вычитать из них все то, что они значат в обычных ситуациях, это не то же самое, что выбрать шоколадку в магазине, потому что нам изначально особо не из чего было выбирать. Впрочем, сутенерское лобби прекрасно об этом знает, и они эксплуатируют наши слова, заползают к нам в голову и заявляют, что они представляют наши интересы.

Проституированные женщины, даже те, которые называют себя «секс-работниками», не лгут, и они не сошли с ума. И как всем остальным женщинам им надоело, что в их словах постоянно сомневаются и считают их ненормальными. И это барьер, который стоит у них на пути к радикальному феминистскому самосознанию, и который лишает радикальное феминистское движение всего, что они могут ему предложить. Эти женщины сильнее, чем принято считать. Они готовы переносить такие страдания, которые большинство не смогут даже представить. Они пытаются вырваться. Они особо не видят выхода, в основном потому, что ни одного выхода перед ними нет. Они пока еще не поняли, что это тупик, они слишком горды, чтобы получать благотворительные подачки, и они хотят выжить несмотря ни на что, что само по себе довольно благородно.

Они с большой вероятностью станут такой как я, потому что когда-то я была такой как они. Я хочу добиться Шведской модели и служб помощи для выхода из проституции. Я слишком устала, чтобы бороться в одиночестве до прибытия подмоги, если она когда-нибудь вообще появится. Но вы можете достучаться до этих «сторонниц секс-работы», пока они еще достаточно молоды, они просто нуждаются в уважении, и, если вы будете говорить правду, они признают ее. Они уже готовы к бунту, они просто не знают, как начать бунтовать, их кормят ложными обещаниями, но они в курсе, какова реальность.

Авторка: Челси (Chelsea), 2014 год

Источник: http://prostitutionresearch.com

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s