«Мы доказали, что девочки и женщины в проституции достойны помощи»

Норма Хоталинг на собственном опыте узнала, что такое проституция, героиновая зависимость и бездомность. Когда в возрасте 38 лет она в очередной раз вышла из тюрьмы, она решила изменить свою жизнь. C помощью психотерапии она смогла заново осознать свой опыт — сексуальное насилие в детстве, наркотики, сексуальную эксплуатацию в проституции. В 1993 году она основала организацию Standing Against Global Exploitation (SAGE) — реабилитационный центр в Сан-Франциско, который помогает девочкам и женщинам восстановить физическое и душевное здоровье и уйти из проституции. Организация SAGE была инновационной. Она предлагала целостный подход к реабилитации клиенток, и, на чем всегда настаивала Хоталинг, лидерками организации были и остаются женщины, которые сами пережили секс-индустрию. Организация предлагала пережившим проституцию психотерапию для преодоления психологической травмы, со специалистками, которые не боялись слушать об экстремальных формах насилия в секс-индустрии, женщины также получали помощь по лечению наркозависимости и восстановлению здоровья. Кроме того, SAGE стала первой американской организацией, создавшей «школу проституторов» для мужчин, арестованных за покупку секса, и начавшей бороться со спросом на проституцию как ее причиной. В 2008 году Норма Хоталинг умерла от рака, но она продолжает оставаться источником вдохновения для движения переживших проституцию. Ниже приводится последнее интервью с ней, которое было опубликовано на сайте SAGE.

Вы постоянно подчеркиваете необходимость декриминализации несовершеннолетних, вовлеченных или пострадавших от коммерческой сексуальной эксплуатации. Вы также призываете, чтобы люди перестали использовать термин «несовершеннолетняя проститутка». Чем вы это объясняете?

Это фальшивая предпосылка, и очень опасная, насчет того, что дети могут быть проститутками. Мы должны четко дать понять, что если вы занимаетесь сексом с несовершеннолетней, под прикрытием проституции или нет, это насилие над детьми, изнасилование ребенка. Используя термин «несовершеннолетняя проститутка» мы фактически создаем целую группу детей, сексуальное насилие над которыми является приемлемым. Если мы будем называть вещи своими именами — сексуальным насилием над детьми и эксплуатацией насовершеннолетних — тогда мы сможем наказывать реальных преступников: торговцев людьми, сутенеров, тех, кто покупает секс с несовершеннолетними.

Вы говорили, что SAGE занимается не только исцелением и восстановлением сил пострадавших, но и тем, как взрослые и дети становятся жертвами коммерческой сексуальной эксплуатации. Что вы можете сказать об этом?

Критически важно предоставить безопасную, сострадательную и реалистичную поддержку и службы для тех, кто хочет безопасным и здоровым образом уйти из секс-индустрии. Также критически важно информировать общественность о том, что собой представляет коммерческая сексуальная эксплуатация и в чем ее смысл. В какой-то степени, это требует историй о том, как девочки, женщины, мальчики и мужчины становятся жертвами коммерческой сексуальной эксплуатации и с каким насилием это связано. Тем не менее, истории многих выживших — это также истории исцеления, восстановления, обретения контроля, сопротивления и силы, и об этом тоже важно говорить.

Что вы думаете об аргументе, что работа с людьми в секс-индустриях не имеет смысла, или что женщинам и девочкам в проституции слишком трудно помочь?

Женщины и девочки, с которыми мы работаем — это отбросы общества… те, кого выбросили. Себя я тоже включаю в это описание. Мы подошли к смерти настолько близко, насколько это только возможно, и все равно выжили. Большинство людей думают, «они никогда не оправятся от этого, никогда не исцелятся, все, чем они занимаются — это пустая трата сил и денег». Однако мы доказали, что они неправы. Мы не только показали, что женщины и девочки достойны помощи, мы показали, что при правильной заботе и в правильной обстановке, мы можем добиться не только исцеления. Мы можем быть потрясающими, мы можем вносить свой вклад в общество, можем делать его более безопасным для других женщин и девочек.

Как это было — основание SAGE?

Мы начинали практически с нуля. Я открыла SAGE на свои собственные сбережения. У меня не было сотрудниц. Никто мне не помогал. Никто даже не думал, что это проблема. Если вы спросите людей о проституции, то они ответят: «О, это преступление без жертв». Но моя жизнь говорила об обратном. Поэтому я должна была начать менять представления общества о проституции и сексуальной эксплуатации.

Что отличает SAGE от других программ реабилитации в Сан-Франциско?

В большинство программ по лечению наркозависимости обращаются женщины, но никто не говорит с ними о проституции, никто не занимается вопросами сексуального насилия в детстве, никто не говорит о насилии со стороны партнеров и изнасилованиях. В этих программах практически не работают с посттравматическим стрессовым расстройством и депрессией. Мы работаем с травмой с помощью акупунктуры, дыхательных и двигательных упражнений, искусства, массажа, индивидуальной психотерапии. Еще важнее, что у нас действует образовательная программа по принципу «равный равному». Выжившие приходят сюда и видят женщин, похожих на них, которые прошли через то же, что и они. Образовательная программа равных помогает женщинам снова начать доверять другим людям, иногда они начинают доверять впервые в жизни.

На какой философии основана программа?

Основная философия нашей программы — безусловная любовь. Это может прозвучать очень непрофессионально. Вы, конечно, не прочтете ничего подобного в клинических учебниках и руководствах. Но я говорю своим сотрудникам: «Если вы хотите спорить, если вы хотите стыдить, если вы хотите быть грубыми с женщинами и девочками, то вам здесь не место. Если вы хотите предоставлять безусловную любовь и поддержку, а также обстановку, в которой люди смогут исцелиться на глубинном уровне, то это работа для вас».

SAGE был построен на злости. Есть много поводов, чтобы злиться — девочек эксплуатируют и насилуют, они становятся уязвимыми для проституции и употребления наркотиков, молодых девочек подбирают на улицах. Так что для меня злость — это адекватное чувство. Важно то, что я — и все сотрудники организации — направляем эту злость на что-то позитивное. Так был построен SAGE, и я этим очень горжусь. Я оказалась способна использовать глубокую, глубокую ярость, которую я открыла в себе, чтобы сделать этот мир безопаснее для женщин и девочек.

Официальный сайт организации: http://www.sagesf.org

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s