«И они называют это “секс-работой”?»

Отрывок из книги «Истории проституции: рассказы о выживании в секс-индустрии» («Prostitution Narratives: Stories of Survival in the Sex Trade», 2016). Читать далее ««И они называют это “секс-работой”?»»

«Я считала, что работа в легальном борделе будет приключением»

Отрывок из книги «Истории проституции: рассказы о выживании в секс-индустрии» («Prostitution Narratives: Stories of Survival in the Sex Trade», 2016).

Детство и подростковые годы я провела в Мельбурне, Австралия, в течение этого времени я несколько раз подвергалась сексуальному насилию. У моей мамы была психическая болезнь, так что дома у нас была неспокойная обстановка, и жизнь была нелегкой. Когда мне было 15, меня бросил молодой человек, с которым я потеряла девственность, и после этого я стала меньше о себе заботиться. Однажды я слишком много выпила на вечеринке, а когда проснулась на мне был мужчина, который насиловал меня, и еще несколько мужчин стояли вокруг и смотрели. Когда мне было 20 лет, я гостила у подруги в Аделаиде, и незнакомый мужчина изнасиловал меня, угрожая ножом. Сексуальное насилие в детстве и последующие изнасилования подготовили меня к секс-индустрии. Когда над тобой много раз надругались таким образом, ты чувствуешь, что то, что у тебя забрали, уже не вернуть. Это как какая-то невидимая сила, которая утягивает тебя на дно. Читать далее ««Я считала, что работа в легальном борделе будет приключением»»

Кратковременный и долговременный вред суррогатного материнства

Отрывок из главы 2 книги Ренаты Клейн «Суррогатное материнство – нарушение прав человека» (Renate Klein “Surrogacy A Human Rights Violation”, 2017).

В процессе суррогатного материнства есть три женщины, которым может быть причинен вред: «суррогатная» мать; женщина, предоставившая яйцеклетки; и женщина из гетеросексуальной пары заказчиков (9). Читать далее «Кратковременный и долговременный вред суррогатного материнства»

Истории проституции: «Спасенная лошадьми»

Отрывок из книги «Истории проституции: рассказы о выживании в секс-индустрии» («Prostitution Narratives: Stories of Survival in the Sex Trade», 2016).

Меня зовут Линда. Я профессиональная наездница и работала в индустрии скаковых лошадей по всей Австралии. Мне 37 лет, я выздоравливающая наркозависимая с периодическими срывами. Я уверена, что любовь к лошадям спасла мне жизнь, так как я множество раз пыталась выйти из секс-индустрии, и никто не предлагал мне ни малейшей надежды – ни реабилитационные центры, ни программы 12 шагов. Я начала заниматься спортом, когда мне было уже сильно за 20. Я много бегала и ходила в спортзал, чтобы восстановить свое здоровье после многих лет стресса, депрессии и зависимости. Читать далее «Истории проституции: «Спасенная лошадьми»»

Я работала на ресепшене в легальном борделе, и вот что я узнала

СМИ выставляют проституцию как гламурный способ зарабатывать деньги и создают иллюзию, что она сексуально раскрепощает женщин. Лоббисты секс-индустрии заявляют, что это просто обычная работа. Долгое время я тоже так думала. Читать далее «Я работала на ресепшене в легальном борделе, и вот что я узнала»

Легальная проституция в Австралии: взгляд изнутри

Интервью с Симон Уотсон, пережившей проституцию и руководительницей организации NORMAC («Коалиция за Шведскую модель в Австралии»). Читать далее «Легальная проституция в Австралии: взгляд изнутри»

Порнография – бесконечная проституция

Статья исследовательницы Мелиссы Фарли из сборника «Porn Inc.» (2011).

Порнография – это вид проституции

Когда я впервые услышала, как Эвелина Гиобб объясняет, что «порнография – это изображения проституции», у меня в голове словно лампочка зажглась. Разумеется, это так. Почему вообще эти два понятия начали разделять? Читать далее «Порнография – бесконечная проституция»

Сутенеры есть сутенеры, даже если зовут себя «секс-работниками»

Многим людям кажется, что если организация называется объединением «секс-работников», то ее представители сами находятся в проституции и могут говорить от лица женщин в секс-индустрии. Это не так. Шокирующе большое число «организаций секс-работников» были основаны мужчинами или женщинами, которые сами признаются, что являются сутенерами (или «мамками» в случае женщин). Нередки случаи, когда представители таких организаций были осуждены за сутенерство, содержание борделей, торговлю людьми или рекламу проституции. Читать далее «Сутенеры есть сутенеры, даже если зовут себя «секс-работниками»»

«Я была в проституции до и после декриминализации, и я стала аболиционисткой»

Много лет Сабринна Валис занималась уличной проституцией в Новой Зеландии, и почти все это время она активно поддерживала кампанию за декриминализацию секс-индустрии. Однако когда индустрия действительно стала легальной, ее взгляды изменились, и теперь она выступает за криминализацию мужчин, использующих проституированных женщин. Вот ее история. Читать далее ««Я была в проституции до и после декриминализации, и я стала аболиционисткой»»

Лобби секс-индустрии против переживших проституцию

Отрывок из книги Джули Биндел «Сутенерство проституции» («The Pimping of Prostitution»).

Многие женщины, пережившие секс-индустрию, рассказывали мне кошмарные истории про то, как их называли психически больными, лгуньями, мошенницами, фантазерками и мазохистками. Это отвратительно, но неудивительно. Последние годы я наблюдаю, как представители и сторонники секс-индустрии травят, преследуют и оскорбляют переживших проституцию, распространяют о них клевету и стараются очернить. Читать далее «Лобби секс-индустрии против переживших проституцию»