Криминолог о проституции: «Это насилие и жизнь в аду»

При первой встрече с Роджером Мэттьюсом, профессором криминологии, он совсем не производит впечатления сторонника радикального феминизма. Скорее его можно представить за барной стойкой, чем читающим лекцию в университете, и он признает, что скорее пойдет на футбольный матч, чем на политический митинг. Но несмотря на его открытую и простую манеру общения, именно он провел всемирно известное исследование по уличной проституции.

Как объясняет Мэттьюс в своей новой книге, «Проституция, политика и полиция», он однозначно против либеральных решений в отношении проституции. Либеральный подход заключается в том, что торговля сексом считается еще одной формой работы, к которой нужно относиться «без осуждения» и создавать специальные районы, «зоны толерантности», где женщины смогут заниматься ей без страха ареста. Нидерланды – одна из стран, которые создали подобные зоны, обычно на краю индустриальных зон. В теории, без страха полицейской облавы женщины смогут быть более разборчивыми в отношении клиентов, и это повысит их безопасность.

Мэттьюс не согласен с аргументами в пользу легализации. Вместо этого, считает он, нужно запретить клиентам покупать секс, полностью декриминализировать женщин в проституции и разработать радикальную стратегию по социальной помощи, чтобы помочь женщинам уйти из этой индустрии. «Вы не можете избавить проституцию от насилия и принуждения, легальная она или нет. Ответ в том, чтобы сократить число клиентов, одновременно помогая женщинам уйти и не возвращаться», — говорит он.

Мэттьюс изучает уличную проституцию вот уже более двадцати лет, но на последнюю книгу его вдохновило убийство пяти молодых женщин в Ипсвиче. «Все доказательства дела в Ипсвиче указывают на то, что зоны толерантности не обеспечат женщинам безопасность», — считает он, добавляя, что «проблема в том, что клиенты причиняют женщинам вред, а не в том, где именно они их для этого подбирают». Он подчеркивает, что ипсвичский «убийца был постоянным клиентом, которому доверяли», именно поэтому женщины шли с ним.

В книге Мэттьюс пишет о том, что большинство женщин, которых он встречал на улице были «полностью отчаявшимися, потерявшими способность организовать свою жизнь». «Большинство этих женщин, которые, как предполагаются, «работают», находятся в невменяемом состоянии из-за выпивки и наркотиков. В какой «профессии» это может быть нормой?» В некоторых интервью, которые он брал у женщин, они рассказывают, как они продолжали продавать секс сразу после того как их порезали ножом, изнасиловали, избили, а в одном случае, через несколько часов после родов. «Приходу в проституцию очень часто предшествует физическое и сексуальное насилие, отсутствие нормальной родительской опеки, тюремное заключение и наркозависимость», — рассказывает Мэттьюс. «Мне кажется, что это говорит само за себя».

Он один из немногих мужчин, которые занимаются исследованиями в этой области. Обвиняют ли его в патернализме из-за его взглядов? Мэттьюс непоколебим. «Женщины, вовлеченные в проституцию, особенно уличную проституцию, — это не только самая виктимизированная группа общества, многие из них многократно становятся жертвами различных преступлений. Если термин «виктимизация» вообще имеет какой-то смысл, то первыми кандидатами на него должны быть те, кто вовлечен в проституцию».

Мы говорим в перерыве между судебным процессом в Ипсвиче, где можно было услышать доказательства, поддерживающие его взгляды. Подруга одной из убитых жертв говорила о том, что жизнь покойной была постоянным циклом наркотиков, бездомности и сексуального насилия. Многочисленные исследования женщин в уличной проституции показывают, что многие из них зависимы от героина, крэк-кокаина или их обоих, и что все они, за исключением небольшого меньшинства, хотят прекратить продажу секса.

После первого убийства в Ипсвиче, Мэттьюс увидел по телевидению интервью с Полой Кленнелл, в котором она говорила, что вынуждена продолжить продавать секс из-за наркозависимости, но постарается быть осторожнее. Через несколько дней она была мертва. «С моей точки зрения, это больше чем что-либо доказывает, что проституция неприемлемо опасна, и что мы должны направить силы на то, чтобы помочь женщинам уйти с улиц, а не помогать им оставаться в проституции».

Согласно его исследованию, уличная проституция является самым опасным занятием из возможных. «Большинство женщин на улице пережили насилие, угрожающее жизни», — говорит он. «Ипсвич это подтвердил». Для таких женщин риск убийства в 18 раз выше, чем для других женщин, они регулярно страдают от насилия со стороны сутенеров, клиентов и прохожих. За последние десять лет 89 женщин в проституции были убиты, и это число считается заниженным.

Люди, которые говорят, что женщины наслаждаются этим занятием и выбрали его, просто игнорируют реальность, считает он. «Такие убийства как в Ипсвиче – это только верхушка огромного айсберга. Женщины, которых я интервьюировал, рассказывали мне, как они выскакивали из машин на полном ходу, опасаясь убийства. Мы не можем оправдывать то, что кто-то живет в столь опасной ситуации… Я никогда не считал «веселую блудницу». Все женщины, у которых я брал интервью, во всех областях индустрии, так или иначе были очень травмированы». В какой еще «работе», спрашивает он, есть такие профессиональные риски как убийство, изнасилование, ВИЧ и лишение родительских прав?

Сам Мэттьюс родился в семье рабочего класса севере Лондона. После школы он перепробовал множество работ, прежде чем поступить в университет. Его политические взгляды связаны с его участием в криминологическом движении, которое называют «левый реализм». Согласно этому течению, преступления непропорционально сильно влияют на людей рабочего класса, но репрессивные меры только ухудшают ситуацию. Кампании по «пристыжению», когда полиция периодически арестовывает клиентов и проституток, не эффективны, считает он, потому что они являются лишь временным решением проблемы, которая требует огромного внимания.

Мэттьюс начал работать в этой области в 1985 году, в самом начале своей научной карьеры, когда он решил изучить закрытие дороги в парке Финсбари, в Лондоне. Таким образом пытались решить хроническую проблему уличной проституции в этом районе – не давать клиентам возможность тормозить у дороги. Когда началась эта программа, то «на улице работали 260 женщин», — говорит Мэттьюс. «Два года спустя там осталось только 10 или 20 женщин. Люди говорили мне: «Но это значит только, что женщины начали работать в другом месте». Однако они были неправы. Большинство женщин оставили это занятие».

В начале 1990-х годов Мэттьюс начал работать в исследовательском проекте по уличной проституции в Стритхэме, южный Лондон, где он брал интервью у женщин. В течение шести месяцев его работы в исследовании две женщины, у которых он брал интервью, умерли. «Неделя шла за неделей, и женщины на улице выглядели все хуже», — говорит он. «Я встречался с профессионалами, работающими в этой области, которые говорили: «Видел сегодня такую-то, выглядела совсем помятой». Никто не предлагал срочно что-то сделать, чтобы женщины покинули улицу. Я подумал: «Этих женщин воспринимают как отбросы. Они обслуживают мужчин, выполняют свою функцию и их просто выбрасывают».

В 2003 году Мэттьюс начал работать над проектом, который рассматривал разные законодательные подходы к проституции в разных странах мира. Эти страны включали Швецию, где покупка сексуальных услуг была криминализирована в 1999 году (таким образом, впервые криминализировались клиенты, а не женщины в проституции), а также Нидерланды, где проституция была легализована в 2000 году. Самый главный урок Швеции, говорит Мэттьюс, состоит в том, что необходимо относиться к женщинам в проституции совершенно иначе, чем к мужчинам, которые их покупают. «Если относится к обеим группам одинаково во имя равенства, то в реальности это лишь усиливает их неравенство», — говорит Мэттьюс. «Я подумал, что если они могут сделать это в Швеции, то можно сделать это и в Великобритании. Я помню, как я сидел в номере отеля в Стокгольме, когда меня осенило. Это и мотивировало меня написать книгу».

Как насчет аргументов о том, что проституция – это необходимый вид торговли, что отдельным мужчинам нужна возможность дать выход сексуальным желаниям? «Мы знаем довольно мало о мужчинах, которые платят за секс», — говорит Мэттьюс, «однако существующие исследования предполагают, что большинство этих мужчин женаты или имеют постоянных партнеров, и что их основной мотив – это вовсе не непреодолимая биологическая потребность. На самом деле, доступные исследования показывают, что мотивация большинства таких мужчин довольно низкая, и что в подавляющем большинстве случаев их легко удержать от покупки секса».

В книге исследуются неудачи с легализацией бордельной проституции. «Когда правительства одобряют проституцию, то это ведет к массивной экспансии индустрии, как легальной, так и нелегальной», — говорит Мэттьюс. «Это проявляет все худшее в обоих мирах». Его слова не безосновательны. Например, женщины, которые работают в легальных борделях Невады говорили о том, как проституция в этих условиях воспринимается как «легальное изнасилование», и что никакие законы не могут избавить от стигмы продажи секса.

Мэттьюс считает, что дело в Ипсвиче должно показать, что необходимы срочные действия правительства. В первую очередь, нужно декриминализировать женщин, вовлеченных в проституцию. Чтобы женщины могли уйти из проституции, говорит Мэттьюс, им нужно предоставить консультации по вопросам карьеры и возможности для трудоустройства. На данный момент, женщины, осужденные за предложение секса за деньги, считаются сексуальными преступниками, что лишает их права на некоторые виды работы.

В отношении нынешней политики Великобритании в вопросе проституции, Мэттьюса больше всего беспокоит повсеместное принятие мер по снижению вреда, например, когда медицинские работники обходят женщин в проституции, раздавая напитки и презервативы. «Я считаю, что такой подход по сути консервативен», — говорит он, «он скорее удерживает женщин в проституции, чем помогает им уйти из нее».

По его словам: «Ипсвичские убийства показали реальность проституции – это насилие и жизнь в аду для этих женщин. Уже пора бросить вызов существующему либеральному консенсусу».

Источник

Криминолог о проституции: «Это насилие и жизнь в аду»: 5 комментариев

  1. Наташа

    Хватит! Я знаю проституток которые ОЧЕНЬ довольны своей работой! А все что здесь написано о том какие они несчастные полный бред. Сейчас проститутки выглядят хорошо, клиенту могут отказать и пр. Так что неудачницами оказываемся какраз мы — нормальные «бесплатные» женщины. Кстати нас проститутки не уважают, потомучто мы — дешевки. Так что про несчастных проституток это все бред.

  2. я_не_робот

    Надеюсь ты права наташа. Если это настолько опасно как описано то не стоит этим заниматься. Давай подумаем так. Я смотрю по 10-20 новых порно-роликов в день, и девушки там выглядят очень даже хорошо, они довольны. Разве они не проститутки? Или они «элита». Если да, то проституция должна трансформироваться в элитную, где нет всех описаных нещастий.

  3. Кляйн

    Уууу…. Как всё запущено то. Уважаемая Наташа, извините, но бред как раз пишете вы. Завидовать проститутке, это последнее дело, крайность, на которую видимо, вас вынудили жизненные неудачи. В данной статье речь как раз идёт о категории уличных проституток, то есть в иерархии проституции они занимают самое дно, соответственно имея небольшой заработок и огромное количество проблем, связанных с высоким риском для жизни.
    Приведите свои контраргументы, если они конечно есть, а не только эмоции.

  4. Алена

    Ребят,расслабьтесь уже по поводу проституции.девочки работают,довольны,кто будет не доволен зарплатой больше 3000 евро в месяц?менты тоже довольны,сутенеры тоже.так что что разводить болтологию?!

    1. Игорь

      Алена, какая же вы неумная, прости господи. И статью читали по диагонали, я так понимаю. Тут речь о самом конце, самом дне, на которую все эти ваши довольные девочки имеют реальный шанс опуститься — потому что уйти из проституции сложно, о чем также идет речь в статье.
      И о том, что они на самом деле самая бесправная категория, с которой могут обойтись как угодно и не получить наказания. Те же менты, например.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s