Женщина из эскорта: «Вы соглашаетесь на изнасилование за деньги»

Квартира в пригороде Лондона: Карен (не ее настоящее имя) считает, что ее соседи, вероятно, догадываются, что она зарабатывает на жизнь сексом за деньги. После всех мифов и стереотипов о проституции, ее реальность выглядит на удивление банальной. Квартира одинаково непохожа и на злачный притон в Сохо и на комнату в роскошном отеле. Кровать заправлена, ванна чистая. Рядом с компьютером стоит пара черных высоких сапог на прозрачных каблуках-шпильках, рядом с ними лежит пара пушистых белых шлепанцев.

Телевизионная драма «Секретный дневник девочки по вызову», которая недавно получила продолжение, несмотря на ужасные отзывы критиков, сделала проституцию предметом широкого обсуждения — и породила большие споры. Программа является адаптацией книги и блога «Belle de Jour» — псевдоним, за которым предположительно скрывается работница дорогой службы эскорта. Создателей фильма обвинили в приукрашивании проституции и в создании нереалистичного образа секс-индустрии. «Это преувеличение очень маленького сегмента этой индустрии», — считает Карен, которая захотела дать интервью Guardian в связи с популярностью программы. «По большей части эта индустрия приносит много боли, несчастья и стресса. Меня раздражает, когда СМИ дают слово только тем проституткам, которые говорят, как это придает силы. Таких вообще очень мало на настоящий момент, и это точно не подавляющее большинство. Что меня бесит насчет [Belle de Jour], так это то, что в реальности у вас редко бывает клиент, с которым бы вам хотелось заняться сексом. Вы должны научиться отключаться от своего тела и разума, а для психики это очень вредно. Для большинства проституток это совсем не гламурно — это вредно и опасно — а рекламируют это как какую-то карьеру».

Трудно понять, почему женщина, не страдающая от наркозависимости, станет проституткой, но, по словам Карен, есть множество причин, из-за которых женщины попадают в такую ситуацию. В свои двадцать лет она пережила ужасное нападение и изнасилование, после которого она начала очень бояться мужчин. Она считает, что пыталась избавиться от этого с помощью ситуации, в которой она считала, что имеет власть над мужчинами. «Мне принадлежит контроль, они платят мне. Я не дура — [изнасилование] должно быть имеет какое-то отношение к тому, что я должна доказать себе, что у меня есть контроль, что я могу получить что-то взамен. Теперь я знаю, когда он уйдет за дверь».

Она пришла в проституцию очень поздно — сейчас ей 50 с лишним, но выглядит она моложе, шесть лет назад она ушла с работы администратором из-за травли начальства. Из-за этого у нее развилась депрессия и неуверенность в себе. Раньше она злоупотребляла алкоголем и страдала от синдрома хронической усталости, и поэтому, она не смогла найти новую работу на полную ставку. «Только дорога на работу и обратно каждый день вызывала у меня полное истощение», — говорит она. «Мне пришлось от очень многого отказаться. Я знаю свои ограничения, и я стараюсь по возможности их придерживаться».

За несколько лет до этого Карен ушла из несчастливого брака и начала знакомится с мужчинами в Интернет-чатах. «Я начала ходить на свидания вслепую и постепенно начала заниматься сексом с незнакомцами», — говорит она. Не таким уж большим шагом была плата за то, что она и так отдавала. «У меня был плохой месяц, финансово плохой, все началось с платы. Мне всегда было это интересно — мне кажется, что я пыталась доказать самой себе, что проституция — это что-то нормальное. Но сейчас я понимаю, что это совсем не так». Она опубликовала объявление и обнаружила, что можно заниматься секс-работой несмотря на хроническую усталость. «Чтобы платить по счетам и откладывать себе на пенсию, мне нужно было клиентов пять за неделю», — говорит она. «Я могу контролировать рабочую нагрузку. Самое большое число клиентов, которое у меня было за день — трое. У меня нет постоянного потока мужчин». Она берет 130 фунтов стерлингов за час, раньше это было 170 фунтов стерлингов, но с наплывом проституток из Восточной Европы цены снизились.

Какое-то время Карен работала в агентстве эскорта в Лондоне. «Самые высокие заработки в агентствах Лондона, но женщина, которой оно принадлежит, будет забирать 30%», — говорит она. «Один парень однажды хотел меня в 11 часов, ушла я в два утра. Он заплатил мне 1500 фунтов стерлингов. Но это исключения. Еще один парень платил мне лишние 700 фунтов стерлингов за незащищенный секс — я уходила с 1200 фунтами стерлингов. Это было очень важно, потому что работать много я тогда не могла». Сейчас она больше не соглашается на незащищенный секс. «Я не предоставляю ничего опасного, и это отличается от многих женщин. Чем отчаяннее ваше положение, тем скорее вы начнете подвергать себя опасности».

Она ушла из агентства, потому что ее злило, сколько владелица забирала денег. Она попыталась работать на квартирах, которые использовали как бордели, но эти работы были ненадолго. «Одним рождеством я пришла в полное отчаяние, так что я спросила о работе на квартире. Она была грязной, они брали деньги на услуги горничной, коммунальные услуги и уборку, так что я получала только половину денег. Я бы работала вне дома, но там ты не получаешь деньги и кто-то другой все контролирует. Здесь, если у меня нет сил, то я просто не открою дверь. Мне повезло, что у меня есть подобный контроль».

По оценкам ученых, две трети проституток переживали насилие со стороны клиентов. А она? «Почти что. Когда я начала, я попала на стройку с клиентом. Он меня запер с собой в трейлере. Он прямо заявил, что охрана вся ушла домой, потому что был вечер воскресенья. Я не понимала, что он очень пьян. Он начал говорить о том, что хочет секса втроем, и я сказала, что позвоню подруге и попрошу ее прийти. Я позвонила по придуманному номеру телефона и притворилась, что говорю с ней, затем я сказала ему, что должна выйти и встретить ее. Он выпустил меня». Как только она ушла достаточно далеко, она побежала, и в результате ей пришлось перелезать через забор. «В другой раз, у меня был парень, который настаивал на анальном сексе, а я не соглашалась. Он стал очень агрессивным — все хватал меня за волосы и дергал за них. И вам нужно делать вид, что вам все это нравится. Как это может быть не вредно… вы никогда не знаете, что они сделают, если вы скажете им остановиться».

А потом есть динамо и пустая трата времени, вроде тех, которые все звонят ей и спрашивают, что на ней надето, чтобы не звонить на платную телефонную линию. «У меня был один мужчина, который приходил и говорил, что заплатит, только если увидит, что получит. Я раздевалась перед ним, и он говорил: «У тебя отличное тело для твоего возраста, но я могу поехать в Лондон и заплатить те же деньги девчонке, которой 25 и она выглядит как модель». Я сказала: «Ладно, езжай». Я заставила его уйти, но это было так унизительно».

«К вам обязательно будут приходить жутковатые мужчины. Это факт. У меня были клиенты, которые превращали мою жизнь в ад. Один парень зашел, и по глупости я не попросила у него деньги сразу». После этого он заявил, что забыл бумажник, и Карен постоянно звонила ему насчет денег. Он разозлился и угрожал, что подожжет ее дом, затем начала оскорблять ее, заявлялся в два часа ночи или звонил с разных телефонов, притворяясь другими людьми.

«Нужно быть всегда осторожной, чтобы не разозлить кого-нибудь», — говорит она. «Большую часть времени я бы сказала, что когда я встречаю мужчин, когда я занимаюсь с ними сексом, то я отношусь к ним нейтрально. Они меня не привлекают, но и не отталкивают, они на середине дороги. Некоторые мужчины действительно вызывали тошноту — я еле выносила, что они притрагиваются ко мне и им, как правило, трудно найти кого-то, кто захочет их снова увидеть, так что они вам все время досаждают».

Какие мужчины приходят к ней? Много мужчин пожилых. «Их женам надоело с ними сексом заниматься, или они хотят самоутвердиться, доказать, что они до сих пор могут возбудить женщину. Кажется, что они забывают о том, что они платят женщине, так что это не считается. Некоторые мужчины расстраиваются, что ты этим не наслаждаешься, но таких мало. Некоторые люди говорят, что в проституции мужчины платят за то, чтобы изнасиловать женщину». Она сама в это верит? «Я думаю, что для многих случаев это действительно так. Хотя это сделка по договоренности, его возбуждает то, что женщина этого не хочет. В принципе, вы соглашаетесь на изнасилование за деньги».

Даже за последнюю пару лет Карен заметила, что мужчины, которые приходят к ней изменились. «Я заметила, что начал появляться педофильский сценарий. Недавно один мужчина сказал: «Я хотел бы попробовать с 14-летней. Можешь найти мне такую?» Меня начали просить включить другую женщину — это что-то новое. Два года назад были мужчины, которые бы расстроились, если бы узнали, что они используют женщину, которую продали в проституцию. Сейчас кажется, что это их уже не волнует. Каждый год они становятся гораздо бесчувственнее. Они хотят проиграть все, что происходит у них в голове, на твоем теле. Иногда они даже на тебя не смотрят». Как это заставляет ее себя чувствовать? «Иногда я думаю, что это просто представление. Но это не так, это гораздо больше, и это очень вредно».

Какой вред это ей причинило? «Вспоминается сразу слово «диссоциация». Я знаю разницу между сексом за деньги и сексом с тем, кого ты любишь, но если бы я была молодой, то вред был бы намного больше. Вы начинаете постоянно быть начеку. Вы постоянно боитесь, кто может войти в эту дверь, и не рассердится ли на вас клиент. Постоянно приходится волноваться насчет денег».

Карен хотела бы прекратить эту работу, но она не знает, чем еще заняться (сейчас она ждет ответ о том, может ли она получать пособие по инвалидности). Сможет ли она иметь «нормальные» отношения с мужчиной? «Даже если я найду мужчину, которому я смогу рассказать, чем я занимаюсь, в глубине души он никогда не будет мне доверять. Из-за этого вы в буквальном смысле оказываетесь в стране без мужчин. Я больше никогда не смогу доверять мужчине. Я почти рада, что занялась этим, и теперь я знаю, чего можно от них ожидать. Их собственные жены об этом не знают. Если у вас есть парень или муж, то, скорее всего, он вам изменяет». Когда я говорю, что не могу в это поверить, она смотрит на меня как на дуру.

Она называет себя феминисткой, но как она совмещает это с тем, что работает на секс-индустрию, способствует ей? «Когда я только начала, то думала, что это поставит меня на ноги. Мужчины встречались со мной и ожидали секс задаром. Так что я подумала, почему бы не заставить их платить? Меня действительно беспокоит, что я этому способствую, но я не знаю, что еще делать. Я пытаюсь по возможности смягчать последствия с клиентами, ненавязчиво. Например, если мужчина просит заняться сексом с другой девушкой, то я говорю: «Хорошо, а ты это сделаешь с другим мужчиной?» Я пытаюсь сделать так, чтобы они остановились и задумались».

Она описывает то, что она называет «фоном» порнографии — на телевидении, в рекламе, в Интернете, в популярных клипах. «Молодых женщин убеждают оценивать себя только по тому, как они выглядят, и в соответствии со взглядами мужчин о том, что важно в женщине. Это все равно, что стоять на вершине горы и смотреть вниз, и я вижу все эти маленькие культурные признаки, вроде Плейбоя, Интернета, музыкальных видео, где изображают «сутенера и шлюху», мужских журналов. Женщинам говорят, что их тела всегда должны быть доступны для мужчин. Я считаю, что это настоящий заговор о том, как превратить женщин в доступные семяприемники. Мужчины искажают все так, что сейчас женщины думают, что это принесет им равенство и освобождение. И это именно то, что нужно мужчинам, это для них удобно. И это очень коварная тактика».

Оригинал

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s