«На меня смотрели как на объект, а не как на человека»

Стриптиз-клубы рекламируют себя как эксклюзивное, гламурное развлечение для «джентльменов». Но, по мнению бывшей танцовщицы, реальная жизнь женщин, которые работают в них, и унизительна, и опасна.

Через несколько недель после переезда в новую квартиру Елена [не ее настоящее имя] узнала, что ее контракт временного сотрудника будет прерван. Ей срочно были нужны деньги, чтобы оплатить аренду, причем как можно быстрее. Она недавно встретила женщину, которая работала стриптизершей, и которая заверила ее, что «это не слишком опасно. По ее словам, все было нормально». В течение следующих шести месяцев Елена работала в одной из многочисленных сетей, предоставляющих стриптиз, которая заверяла клиентов, что они «джентельмены», которые платят за «эксклюзивную» услугу. За это время она окончательно утратила иллюзию, что стриптиз — это такая же работа, как и любая другая.

Елена решила попробовать стриптиз не только из-за денег — сейчас она думает, что ей, как и всем женщинам в целом, всю жизнь внушали, что подобная работа привлекательна. «Я думала примерно так: хорошо, я уже сексуальный объект, я могу быть им и на столе. Я как будто не чувствовала, что могу заниматься чем-то еще. Везде мне внушали, что моя главная сила — это сексуальная сила, что мое тело — это лучшее, что я могу предложить, так что использовать его в работе — значит стать сильнее. Но сексуальная сила — это и не сила вовсе. В реальном мире она бессмысленна».

Занятие стриптизом усилило негативное отношение Елены как к самой себе, так и к мужчинам. «Мужчины смотрят на тебя как на объект, не как на человека, никому не важно, что ты не испытываешь такого же сексуального желания. Постепенно, ты учишься презирать мужчин из-за того, как они к тебе относятся. Стриптиз создает ситуацию, в которой мужчины считают, что делают тебе огромное одолжение — в этом заключается смысл игры, в создании иллюзии власти у клиента». Она считает, что мужчины, которые ходят в стриптиз-клубы, в первую очередь наслаждаются не самим танцем, а раздачей денег.

По ее опыту, это не такое уж прибыльное занятие — как только женщина начинает работать в одном из таких клубов, она должна платить сама. «Ты платишь «ренту» клубу, за возможность находиться в нем и убедить кого-нибудь купить у тебя танец, ты получаешь 20 фунтов стерлингов — около 20% из них забирает клуб. Потому есть штрафы — 10 фунтов стерлингов, если ты пропустила свою очередь для танца у шеста, если ты опоздала, если ты надела не те туфли или нарушила правила. Есть огромное количество способов забрать у тебя деньги. Ты постоянно стараешься заработать как можно больше с кем угодно, иначе ты сама будешь платить клубу».

«Менеджеры клуба пускают больше женщин, чем им нужно за вечер, чтобы создать максимально агрессивную конкуренцию. Довольно часто я вообще ничего не зарабатывала. Было много ночей, когда я брала с собой деньги, и возвращалась домой с меньшей суммой». Наибольший заработок за ночь у Елены составил 205 фунтов стерлингов. «Мне нравится говорить с людьми, но чтобы заработать хоть что-то нужно вести себя как полная дура, восхищаться их галстуком, часами угождать их самомнению. Я никогда не могла быть хотя бы немного самой собой, и это было очень вредно».

Мнение, что работа в секс-индустрии является нормальной и увлекательной становится все более общепринятым в нашей культуре. За последние несколько лет стриптиз-клубы стали прибыльным бизнесом, который преподносится как уважаемая часть индустрии развлечений. В конце прошлого года, Лари Флинт, основатель магазина Хастлер, открыл свой первый стриптиз-клуб в Великобритании, в Манчестере появился первый студенческий стриптиз-клуб, Руби Лондж, бывшая стриптизерша, продемонстрировала стриптиз топлесс в шоу «Большой брат». Музыкальные видео поп-исполнителей, таких как Бритни Спирс, Робби Уильямс и Джастин Тимберлейк включали стриптиз, в то время как центры трудоустройства рекламируют вакансии стриптизеров рядом с вакансиями менеджеров отделов кадров и поваров.

В то же время научные исследования показывают, что индустрия стриптиза связана с торговлей людьми, проституцией и ростом сексуального насилия со стороны мужчин. Последнее относится как к женщинам, работающим в клубах, так и к тем, кто просто живет и работает по соседству с такими заведениями. Во время недавней конференции в Ирландии прозвучал доклад, согласно которому торговцы людьми используют стриптиз-клубы как инструмент для «подготовки» женщин к проституции, клубы также нормализуют идею платы за сексуальные услуги. Недавнее исследование Проекта Лилит показало, что в северном Лондоне, в течение трех лет после открытия четырех крупных стриптиз-клубов, число случаев изнасилований в этом районе увеличилось на 50%, в то время как число сексуальных оскорблений возросло на 57%.

Фактором, который способствовал прибыли таких клубов, был новый Акт о лицензировании 2003 года, согласно которому стриптиз-клубы больше не должны получать специальное разрешение. Кампания «Объект» лоббирует изменение законодательства, согласно которому стриптиз-клубы будут признаны частью секс-индустрии, и тогда местные власти смогут их регулировать. После круглых столов с представителями местной власти и парламентариями законопроект будет представлен в палате общин.

Сандрин Левек, представитель «Объекта» говорит: «Десять лет назад в Великобритании было лишь несколько стриптиз-клубов. Сегодня их число выше 300, согласно источникам в индустрии. Этому способствовала либерализация закона, который лицензирует их точно также как пабы и кафе, а не как то, чем они являются на самом деле».

Проект Лилит и другие женские организации также призывают к более жесткому контролю за стриптиз-клубами. В отчете 2007 года, подготовленному Проектом Лилит, говорится о том, что действующее законодательство помогает поддерживать иллюзию, что все женщины являются сексуально доступными, и это в культуре, где каждые 34 минуты регистрируется изнасилование, а 26% людей уверены, что «непристойно» одетая женщина «напрашивается» на изнасилование.

Елена поддерживает призывы к изменению законодательства. «Я живу в стране с невероятным уровнем изнасилований, где каждую неделю умирают две женщины, потому что их убивают их партнеры… Для меня стоит следующий вопрос: почему вы хотите, чтобы кто-то снимал для вас свою одежду, если вы прекрасно знаете, что вы этому человеку не нравитесь, если вы знаете, что это не то, что эти люди хотят делать?»

Секс-индустрия рассказывает ложь не только о женщинах. Есть еще ложь о том, что она положительно влияет на мужчин. Статистика показывает, что зависимость от порнографии и других форм секс-индустрии — третья по распространенности причина долгов в Великобритании. Семейные психотерапевты и сексологи говорят, что к ним все чаще обращаются мужчины по поводу сексуальных зависимостей. Считает ли Елена, что стриптиз также вредит мужчинам? «Мужские вечеринки помогли мне понять, что это как перекрестный огонь. Я считаю, что мужчинам скармливают такое же количество дерьма насчет их сексуальной идентичности, как и женщинам… Я не думаю, что это делает кого-то счастливым».

Одно из исследований, проведенных в стриптиз-клубах в США, показало, что танцовщицы регулярно страдали от словесных оскорблений, физического и сексуального насилия на работе. Все танцовщицы сообщили, что им предлагали заняться проституцией. Три четверти танцовщиц сообщили о том, что вне работы их преследовали мужчины, посещавшие клуб.

Оскорбляли ли Елену, предлагали ли ей заняться проституцией? «Просто потому что ты там, ты признаешь, что ты — это то, что они могут выбрать. Многие мужчины говорят об этом прямо, они скажут «Я люблю, когда сиськи больше, чем у тебя» или «Сколько ты берешь за минет?» Иногда мужчины пытаются уговорить тебя поехать к ним домой или в отель для секса. Мало кто точно понимает, чем ты занимаешься, и действительно ли ты проститутка».

«В клубах есть правило, запрещающее прикосновения. Однако прикосновения — это скорее норма, чем исключения из правила. Если бы у меня был парень, и он бы сказал, что ходит в стриптиз-клубы, то я бы считала это неверностью. Факт в том, что если ты нарушаешь правила, то ты можешь заработать больше денег. Если одна танцовщица начинает нарушать правила, то она оказывает давление на других, вынуждая их делать то же самое. Иначе парень подумает: «Та танцовщица взяла с меня 20 фунтов, и стояла в трех футах от меня, а эта взяла те же деньги и прикасалась грудью к моему рту и сидела у меня на коленях». Через какое-то время ты понимаешь, что определенные вещи приносят выгоду, и отсутствие контакта — это первое правило, которое ты нарушаешь. Через какое-то время ты спрашиваешь себя — действительно ли есть разница между мной и проституткой?»

При этом мужчины, которые платят обнаженным женщинам за сексуальные услуги в клубах, не считают, что они платят за проституцию, говорит она. «Это абсолютно респектабельное поведение для мужчины. И в то же время это не то, что я захочу указать в своем резюме. Респектабельность здесь только с одной стороны».

Елена не верит, что стриптиз имеет отношение к сексу: «Это способствует сексуальному насилию. Это приносит вред даже тем людям, которые делают это добровольно. Проблема в том, что я сама выбрала это. Даже если танцовщицы зарабатывают много денег, это не имеет значения — никакие деньги не сделают это нормальным. Проблема стриптиз-клубов в том, что они представляют с культурной точки зрения, и что они делают с нами всеми, не только с женщинами, которые в них работают».

Одна из причин, по которой Елена не ушла с этой работы, было отношение к ней со стороны других людей. «Реальность не имела большого значения, пока я могла обманывать себя, и говорить, что другие люди считают это интересным, гламурным и сексуальным. Трудно сказать: «Я шокирована этой реальностью, я чувствую себя униженной, но мне все равно нужно платить за бензин и квартиру». Исследования показывают, что большинство женщин занимаются стриптизом из-за бедности и недостатка других возможностей.

«Среди тех, кто работает в таких местах, большинство живут надежной, что однажды придет кто-то, кто заплатит им много денег и «спасет» их», — говорит Елена. «Если угодно, это мышление Золушки. Среди них были одинокие матери, медсестры — совсем не те, про кого вы могли бы подумать. У многих женщин была совершенно другая карьера, но по какой-то причине им был нужен дополнительный заработок. Некоторые медсестры приходили разбитыми после того, как пахали целый день, танцевали стриптиз до двух часов ночи и только потом уходили домой».

Елена не называет свое настоящее имя ради безопасности. «За этими клубами стоит теневой мир, и против него лучше не выступать. Ты это знаешь на уровне рефлекса». Что заставило ее уйти? «Я начала анализировать и поняла, что заниматься этим — просто безумие. Я никогда не могла быть самой собой. Внезапно я подумала: «Есть много других вещей, которыми я могла бы заниматься вместо этого. Это просто дерьмо. Я иду домой».

Guardian

«На меня смотрели как на объект, а не как на человека»: Один комментарий

  1. Наташа

    Что заставило Елену уйти из стриптиза? Ха! Конечно-же возраст и конкуренция! Если бы не эти факторы то она до сих пор тусила у шеста. Соблазняя чужих мужей. И кстати именно этот момент ее вообще не смущает.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s